Минфин поставил под вопрос выполнение требований Glencore и катарского фонда QIA, купивших в декабре 19,5% "Роснефти".
Покупатели 19,5% «Роснефти» могут не получить льгот по НДПИ
Евгений Павленко / Коммерсантъ

По данным "Ъ", инвесторы настаивали на снижении вдвое базовой ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для выработанных и обводненных крупных месторождений, под эти условия попадал, например, Самотлор. Но теперь Минфин предлагает заменить льготу по НДПИ на Самотлоре еще не утвержденным механизмом налога на добавленный доход (НДД). Для "Роснефти" цена вопроса может составить около 10 млрд руб. в год.

 

Министр финансов Антон Силуанов 23 декабря сообщил, что Самотлорское месторождение нефти (входит в пятерку крупнейших в мире, начальные запасы 6,5 млрд тонн) "Роснефти" может стать одним из пилотных проектов по НДД. Параметры механизма планируется утвердить до конца 2017 года и начать применять с 2018 года, но в правительстве и отрасли все еще много разногласий. По версии Минфина, НДД предназначен для месторождений Западной Сибири выработанностью 20-80% на 1 января 2016 года с объемом добычи до 15 млн тонн и для новых месторождений региона с выработанностью до 5% с особыми параметрами НДД. Самотлор в эти параметры на попадает, его добыча за десять месяцев 2016 года — больше 16 млн тонн.

 

При этом идея Минфина противоречит условиям, которые выдвигали швейцарский трейдер Glencore и государственный инвестфонд Катара (QIA), купившие 19,5% акций "Роснефти" и обеспечившие бюджету допдоход в 710 млрд руб. Как писал "Ъ" 12 декабря, инвесторы требовали, чтобы с 2018 года базовая ставка НДПИ для месторождений с остаточными запасами нефти более 150 млн тонн и обводненностью выше 90% снижалась вдвое. Самотлор был одним из месторождений, подпадавшим под такую льготу, о подготовке льгот тогда говорил и премьер Дмитрий Медведев.

 

Остаточные извлекаемые запасы Самотлора — около 1 млрд тонн нефти и конденсата, "Роснефть" в 2014 году начала дополнительное бурение, чтобы поддержать добычу до 2019 года.

 

"Решения пока нет,— признает господин Силуанов.— Наша позиция простая — не надо городить новых льгот, поскольку предусматривалось уполовинивание НДПИ для Самотлорского месторождения. Предложение — включить месторождение в эксперимент по НДД". Как придется менять систему НДД при включении Самотлора в пилотные проекты, он не пояснил. По предложению Минфина, НДД составит 50% от разницы между расчетной выручкой от реализации углеводородов, определяемой исходя из цены нефти, и расходами на добычу и транспортировку. В расходах будут учтены НДПИ, вывозные пошлины и убытки прошлых лет с 2011 года, индексированные на 16,3%.

 

В "Роснефти" ситуацию не комментируют, в Glencore и Минэнерго не ответили "Ъ". По оценкам собеседника "Ъ" в отрасли, переход Самотлора на НДД для "Роснефти" менее выгоден, чем снижение НДПИ вдвое. В последнем случае компания могла бы заработать примерно на 500 руб. больше на тонну нефти (при цене нефти в $50 за баррель и курсе 65 руб./$). Таким образом, при добыче в 19,2 млн тонн (за 2015 год) выгода "Роснефти" при простом снижении НДПИ по сравнению с НДД составит около 10 млрд руб. в год. "В принципе можно подобрать параметры НДД, близкие по экономическому эффекту с сокращением НДПИ на 50%",— уточняет источник "Ъ". Но это значит, что включение Самотлора в пилотные проекты по НДД выльется в необходимость пересогласовать параметры эксперимента, Минфин и так пытался добиться ограничения эксперимента только месторождениями с общей годовой добычей не более 12 млн тонн, он хочет обезопасить себя от снижения доходов бюджета, повысив НДПИ на всю отрасль, что уже вызвало недовольство (см. "Ъ" от 23 декабря).

 

Глава Small Letters Виталий Крюков отмечает, что вопрос налоговых льгот чувствителен и для правительства, и для компаний, так что "необдуманных шагов тут никто делать не будет". По его мнению, вряд ли Самотлор все-таки попадет в систему НДД, так как это потянет за собой шлейф претензий и может стать новым препятствием для эксперимента.

 

Ольга Мордюшенко, Юрий Барсуков