По новогодней суматохе и росту продаж принято оценивать успехи экономики всего прошедшего года. Однако на этот раз рост расходов свидетельствует скорее о том, что жить мы с вами стали хуже.
Бум предновогодних трат в России не означает, что экономика вышла из кризиса
Fotolia/pathdoc

«Новый год начался уже в сентябре»

 

«В этом сезоне впечатление такое, что Новый год у наших соотечественников начался уже в сентябре — как приехали из отпуска, так и стали к нему готовиться, — говорит заместитель генерального директора компании «МаксиПост», оказывающей курьерские услуги, Алексей Прыгин. — Высокий сезон мы почувствовали еще в октябре: объем заказов со стороны интернет-магазинов вырос на 50% по сравнению с летом».

 

Новый год в России, как и Рождество на Западе, — горячая страда для ретейла, ресторанного и гостиничного бизнеса, туризма, сферы услуг, развлечений и т. д. Ни в какое другое время года люди не готовы тратить так много, как в декабре. По сравнению с ноябрем розница растет на 15—20%. Конечно, год на год не приходится. За последние пять лет торговля в IV квартале генерировала на 18% больше ВВП, чем в I квартале, приводит данные председатель совета директоров «Глобал Рус Трейд» Анна Нестерова. Но интереснее посмотреть по отдельным годам. Так, в 2011 году рост был на 27%, а в 2015-м — только на 10%.

 

Объяснение лежит на поверхности: в 2011 году экономика бурно росла после кризиса, а в прошлом уже была по уши в новом кризисе. Что нас ждет в этом году? О чем говорят новогодние расходы: мы уже вышли из кризиса или нет? Посмотрим на проблему с двух сторон: со стороны производителей товаров и услуг и со стороны их потребителей.

 

Задарить тоску

 

Deloitte провел исследование «Новый год и Рождество — 2017» среди населения и выяснил, что россияне собираются потратить на новогодние праздники на 2% больше денег, чем в прошлом году: 16 900 рублей вместо 16 200. Значит ли это, что экономика стала выбираться из кризиса и что россияне стали чуть увереннее смотреть в будущее?

 

«С одной стороны, период подготовки отражает ожидания будущего: чем больше траты, тем лучше видятся перспективы на следующий год, — говорит Анна Нестерова. — С другой стороны, рост трат может быть продиктован желанием населения компенсировать тяжелый год и просто хорошо отдохнуть».

 

«В России, мне кажется, к Новому году сохраняется особое отношение. И даже если в течение года люди экономят, то во время новогодних каникул стараются не отказывать себе в удовольствиях, — считает директор по стратегическому развитию BDO Unicon Outsourcing Людмила Шустерова. — Более того, в периоды кризиса может сработать обратный эффект: никто не знает, что будет завтра, так лучше потратить все здесь и сейчас». Поэтому, приводит Шустерова свежие данные Росстата, почти половина россиян не собирается экономить на подарках и планирует потратить столько же или даже больше, чем в прошлом году. И только четверо из десяти респондентов намерены экономить.

 

«Масштабы покупок в интернет-магазинах не упали перед Новым годом даже в самый разгар кризиса — в канун 2015 года, — говорит Алексей Прыгин из «МаксиПост». — Это национальная особенность наших соотечественников, которая мало, на мой взгляд, коррелирует с состоянием национальной экономики. Даже если человек экономил весь год, не позволяя себе лишних покупок, обойти вниманием родственников и детей в конце декабря он не сможет. Да и себя любимого наверняка порадует». Основные клиенты «МаксиПост» — интернет-магазины. И, по словам Прыгина, в этом году объем предновогодних заказов вырос по сравнению с прошлогодним. Причем основная категория подарков — игрушки.

 

То, что в этом году рост расходов на праздник происходит вовсе не от хорошей жизни, подтверждает официальная статистика. «За первые девять месяцев 2016 года реальные располагаемые доходы населения снизились на 5,1%», — приводит данные Анна Нестерова.

 

Об этом же свидетельствуют и данные опроса Deloitte. Доля россиян, считающих, что экономика в рецессии, выросла за год с 54% до 66%. Это самый высокий показатель за все десять лет, в течение которых компания проводит такие исследования. Уже третий год подряд россияне ощущают, как упали их покупательские возможности. В этом году каждый второй оказался в ситуации, что может позволить себе меньше, чем сам предполагал еще годом ранее. В наступающем году россияне ожидают снижения своей покупательной способности еще на 10%. Почти половина — 47% — считают, что экономика будет падать и в следующем году. И только 12% ожидают ее роста.

 

Насколько оправдан их пессимизм?

 

День год кормит

 

На первый взгляд, российская экономика перед каждым новым годом переживает настоящий бум. «Новогодние праздники вносят вклад в национальную экономику опосредованно, через активизацию торговли и индустрии развлечений, туристического бизнеса, санаторно-курортной деятельности, работы ресторанов и кафе, через ускорение инфляции, — говорит директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. — К примеру, розничная торговля в декабре, накануне новогодних праздников, показывает прирост по сравнению с ноябрем на 15—20%».

 

Причем это средний показатель, а самый существенный скачок был зафиксирован два года назад — в конце 2014 года. «Тогда магазины техники отчитались о росте продаж на 73% (такой показатель был у «М.Видео») и более, что было связано с резким ослаблением рубля», — говорит Анна Нестерова.

 

Новогодние корпоративы дают event-рынку до 20% годового оборота, приводит данные исполнительный директор Национальной ассоциации организаторов мероприятий Владислав Метревели. При этом речь идет не только о праздниках как таковых, но и о тенденции последних лет — совмещать официальную и неформальную части. Например, когда подведение итогов года с награждением лучших сотрудников и даже деловой семинар продолжаются корпоративным праздником.

 

В банковском секторе повышается спрос на потребительские кредиты и карты. «Большой всплеск ожидается в использовании мобильного банкинга физических лиц, — говорит аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. — Данный сектор в целом развивается опережающими темпами по сравнению с банковскими услугами в целом. А в конце декабря, когда многие люди будут получать дополнительные выплаты и увеличивать траты, такие услуги еще более востребованны».

 

В платежном бизнесе объем платежей вырастает на 30—40%, отмечает заместитель председателя правления компании «Фидбэк» Константин Соклаков.

 

Для рынка курьерской доставки предновогодний сезон позволяет сделать оборот, сравнимый со всем остальным годом, говорит Алексей Прыгин из «МаксиПоста».

 

Логично предположить, что эта экономическая активность приводит к разгону инфляции. «Если в октябре, по данным Росстата, цены выросли на 0,4% по отношению к предыдущему месяцу, то в декабре они могут повыситься до 1%», — предупреждает Марк Гойхман. Однако вовсе не предновогодний ажиотаж дает самый большой вклад в годовой рост цен. «Если проанализировать динамические ряды, то наибольший скачок происходит не в конце года, а, наоборот, в конце первого квартала по сравнению с началом года», — предупреждает Анна Нестерова.

 

I квартал — вообще интересное явление в нашей истории. Потребительская вакханалия в декабре заканчивается боем курантов, и страна впадает в долгую спячку. Полусонный январь и короткий февраль обычно нивелируют все экономические достижения первого зимнего месяца.

 

А поутру они проснулись...

 

«Новых сделок не было, сотрудники на отдыхе, а заработную плату все равно платить нужно», — так Людмила Шустерова из BDO Unicon Outsourcing описывает отношение бизнеса к долгим новогодним каникулам.

 

«Не стоит преувеличивать стимулирующее воздействие на экономику новогодних праздников, — считает Игорь Николаев. — Новый год — это не только праздники, но и продолжительные (в нашей стране) новогодние каникулы. Предприятия многих отраслей в эти дни не работают, новая стоимость не создается. Поэтому выигрыш для экономики в значительной мере «перебивается» простоем производств. Кроме того, не стоит преувеличивать даже, казалось бы, однозначно положительный эффект для той же торговли. После праздников наступает явное снижение (месяц к месяцу) объемов торговли: в январе по сравнению с декабрем на 20—25%».

 

Что мы имеем на выходе? Не такую уж радостную картину. Новогодний ажиотаж — 2016 не должен создавать иллюзию, что экономика растет. Или что растет хотя бы розница. В октябре в годовом выражении оборот розничной торговли снизился на 4,4%, а объем платных услуг — на 2,1%, приводит цифры Николаев. Итоги календарного 2016 года, представленные Deloitte, выглядят чуть лучше: оборот розничного рынка вырастет «аж» на 1%. Но это в рублях. В долларовом же выражении он по-прежнему снижается, в этом году — на 7%.

 

Ни опросы бизнеса и населения, ни прогнозы аналитиков не показывают ни большого энтузиазма относительно экономики в 2017 году, ни каких-либо оснований для него. Неопределенность политики нового президента США, неопределенность относительно санкций, фаза электорального цикла в России, исключающая кардинальные реформы...

 

В общем, Россия готовится к еще одному нелегкому году. И... закупает подарки.

 

Милена Бахвалова