Эксперимент по превращению планеты в стихийную свалку бытовых и промышленных отходов продолжается последние сто лет.
Как замкнутые циклы производства и потребления сводят отходы к нулю
Mohamed al-Sayaghi / Reuters

Миллиарды тонн мусора, которые ежегодно оказываются в окружающей среде, приводят к очевидным, но недостаточно изученным последствиям. Основная причина происходящего — линейная экономика: добыча—производство—распределение—потребление—отходы. Выход из этой ситуации — переход к экономике замкнутого цикла, которая на практике стремится реализовать принцип «ноль отходов» производства и потребления, не забывая об экономической эффективности.

 

Сколько мы оставляем мусора

 

Человек — единственное живое существо на планете, которое оставляет за собой сотни миллиардов тонн неперерабатываемого, часто токсичного мусора. Глобальная статистика образования отходов неполная и фрагментарная. База для ее системного сбора только формируется ООН. Оценки, например, World Waste Survey свидетельствуют: в мире ежегодно образуется до 2,8 млрд тонн промышленных отходов, из которых 200 млн тонн токсичны. За 2012 год, по данным Всемирного банка, в мире образовалось около 1,3 млрд тонн бытовых отходов. Из них примерно 8 млн тонн пластика попало в Мировой океан. В 2025 году, учитывая темпы прироста потребления и городского населения, объем образования коммунальных отходов может увеличиться фактически вдвое.

 

В России, по данным Росприроднадзора, накоплено более 90 млрд тонн отходов, из которых утилизируется (что не равно переработке) 30%. В Институте геоэкологии имени Е. М. Сергеева РАН приводят схожую оценку: всего в РФ накоплено 100 млрд тонн отходов, куда входят все виды промышленных, сельскохозяйственных, энергетических, бытовых и строительных отходов. В феврале 2014 года Счетная палата сообщала, что территория свалок в РФ равняется площади 4 млн га, что немногим меньше территории Нидерландов и вдвое больше Израиля.

 

Домохозяйства в развитых странах традиционно являются лидерами в создании отходов на душу населения (в США, например, 733,7 кг, тогда как в РФ — 340 кг на человека в год). Но интенсивность создания отходов на доллар потребления в России (0,053 кг/$) сопоставима скорее с показателями развитых стран, чем с лидирующими развивающимися странами (в КНР, например, 0,1 кг/$, а в Индии — 0,219 кг/$). Но если, по данным ОЭСР, в США в 2013 году вторично перерабатывалось 35% муниципальных отходов, а в Германии — 65%, то в России, по разным оценкам,— 3–10%.

 

Нелинейная экономика

 

Альтернативой распространенной во всем мире линейной экономике, которая не задумывается о том, чем закончится жизненный цикл товара, становится экономика замкнутого цикла. Как отдельное понятие линейная экономика возникла в 70-е годы прошлого века и подразумевает экономический рост при неограниченном использовании природных ресурсов, которые быстро превращаются в отходы производства и потребления, накапливаясь в окружающей среде. Циклическая экономика предлагает решение проблемы — создание безотходного производства. Такая экономическая модель включает в себя постоянный круговорот материалов при производстве и потреблении — замкнутый и не истощающий природные ресурсы оборот веществ, которые возвращаются в производство, не попадая в окружающую среду. Например, при создании нового товара компания заранее продумывает способы его утилизации или переработки, вторичного использования материалов.

 

 

За последние несколько лет интерес к циклической экономике заметно вырос из-за повышенного внимания к дефициту природных ресурсов и проблеме загрязнения отходами. Переход к замкнутому производству ведет к существенным экономическим преимуществам. «Евангелисты» циклической экономики из Ellen MacArthur Foundation считают, что потребление энергии и использование ресурсов при производстве станут на 25% эффективнее, 50% первичных ресурсов будут заменены вторичными, а срок службы товаров за счет выстроенной системы ремонтов и замены запасных частей увеличится вдвое.

 

Замкнутый цикл производства и потребления подразумевает не только совершенствование компаниями дизайна своих товаров и программ по их переработке, но также полное реструктурирование бизнеса: пересмотр топ-менеджментом действующей бизнес-модели, изменение организации цепочки поставок, отмечает старший партнер компании McKinsey Кларисса Манин. В исследовании McKinsey «Циклическая экономика: от теории к практике» представлены успешные примеры компаний, взявших принципы циклической экономики за основу своего развития. Например, в компании Danone на каждом этапе производственного цикла реализуются инициативы по повышению эффективности используемых ресурсов — воды, молока и пластика.

 

Модель циклической экономики не только соответствует целям отдельных стран или компаний, но и напрямую связана с целями ООН в области устойчивого развития, принятыми 25 сентября 2015 года. Благодаря переходу к «замкнутой» экономике такие цели ООН, как «ответственное потребление и производство», «недорогостоящая и чистая энергия», «устойчивые города и населенные пункты», «борьба с изменением климата», «сохранение морских экосистем и экосистем суши», могут быть достигнуты быстрее.

 

Основа стратегии устойчивого развития ЕС

 

В декабре 2015 года Европейская комиссия приняла план действий по переходу к циклической экономике до 2019 года. Он предусматривает, что такая модель становится основой стратегии устойчивого развития ЕС и предполагает развитие соответствующего госрегулирования. Документ касается главным образом пяти направлений: производства и утилизации изделий из пластика, строительства и сноса построек, отходов продуктов питания, полезных ископаемых и агропродукции. Примером внедрения циклической экономики может служить стартовавшая в марте 2015 года во Франции программа увеличения объемов переработки отходов в регионах страны. Программа поможет создать не менее 50 тыс. новых рабочих мест и дополнительно снизить ежегодные выбросы парниковых газов на 14%.

 

В июле 2016 года Центр европейских политических исследований (CEPS) в Брюсселе представил исследование под названием «Циклическая экономика в Европе, от ресурсоэффективности до платформ для обмена знаниями: точка зрения CEPS. Авторы исследования предлагают пересмотреть понятие циклической экономики применительно к ЕС. По мнению CEPS, переход к циклической экономике несет три неоспоримых преимущества. Первое — снижение негативного экологического воздействия благодаря сокращению использования ресурсов при производстве. Второе — сокращение производственных затрат из-за снижения количества используемых первичных ресурсов. Третье — появление новых рынков, а значит, создание новых рабочих мест и повышение общего уровня благосостояния.

 

Несмотря на эти преимущества, линейная экономическая модель продолжает доминировать. В CEPS объясняют этот факт сложностью и комплексностью самого понятия «циклическая экономика», а также отсутствием описания значения циклической экономики для разных отраслей промышленности. Например, как она может быть применена в строительстве или при производстве автомобилей? Все заинтересованные стороны, включая представителей бизнеса и политиков на всех уровнях, нуждаются в более четком понимании того, каким образом такой подход применим для разных игроков и секторов промышленности.

 

Авторы исследования делят понятие циклической экономики на восемь частей, показывая прямую взаимосвязь между ними и перспективами эффективного перехода к этой модели ЕС. Первая часть — «промышленный симбиоз», когда в производственном цикле осуществляется обмен материалами и энергией между различными промышленными объектами и отходы одного производства становятся ресурсами другого. Пример такого промышленного симбиоза — центр Kalundborg Symbiosis в Дании — промышленная экосистема, где отходы одной компании становятся ресурсами для другой. А глобальная платформа GreenEcoNet по продвижению идей зеленой экономики в компаниях малого и среднего бизнеса служит ярким примером концепции в применении к цифровым технологиям.

 

Вторая часть — политика ресурсоэффективности, когда при производстве используется меньше материальных ресурсов или когда воздействие на окружающую среду товаров или услуг снижается на протяжении всего их жизненного цикла. Третья часть — возобновляемая энергетика и энергоэффективность — подразумевает под собой снижение потребления ископаемого топлива и сокращение выбросов парниковых газов. Примером в этом случае может служить энергоэффективный офис The Edge компании Deloitte в Амстердаме. Солнечные панели, установленные на здании, генерируют даже больше энергии, чем здание потребляет, в итоге создается отрицательное энергопотребление (–0,3 кВт/куб. м в год).

 

Четвертая составляющая вероятного успешного перехода ЕС к экономике замкнутого цикла — органическое сельское хозяйство и переработка отходов продуктов питания. Она появляется наравне с пятой — увеличением жизненного цикла товаров (их общего срока службы). Это возможно за счет разработки и дизайна товаров таким образом, чтобы можно было быстро и качественно заменить вышедшие из строя детали, а по истечении срока службы переработать товар и использовать полученное сырье в новом производстве.

 

CEPS также выделяет такие компоненты, как «экономика действия» (продажа товаров и услуг посредством аренды и лизинга для сектора b2b), «экономика совместного использования» (совместное использование товаров и услуг сектора c2c) и «экономика платформ обмена знаниями и информацией» (содействие обмену информацией между продавцами и покупателями на глобальном уровне для секторов b2b и c2c). Все эти практики позволяют наиболее эффективно использовать ограниченные ресурсы.

 

Ростки циклической экономики в России

 

Развитие циклической экономики в России носит непостоянный и несистемный характер, свидетельствуют общие выводы немногочисленных исследований. Хотя отдельные проекты реализуются в разных городах страны, на законодательном уровне инициативы о внедрении такой модели экономики пока не обсуждались. В настоящий момент реализуются лишь отдельные инициативы, преимущественно со стороны молодых предпринимателей. Среди них — инициатива «Спасибо» в Санкт-Петербурге и московское предприятие Charity Shop, вовлекающие во вторичный оборот одежду; компания «ЮФО-Переработка», занимающаяся переработкой пластика в строительные материалы, и производитель упаковки «ОптиКом», который закладывает условие «перерабатываемости» в ее дизайн и выстраивает круговорот упаковочной тары, собирая ее у своих клиентов и перерабатывая. Крупные компании в России главным образом стремились реализовывать проекты по сбору и переработке вторсырья либо в рамках социальной и экологической ответственности. Примерами может служить использование вторичного сырья при производстве товаров в ИКЕА, прием старой одежды в сети магазинов H&M, переработка упаковки Tetra Pak. В ноябре 2016 года компания «Coca-Cola Россия» запустила проект «Разделяй с нами» по раздельному сбору и утилизации потребительской упаковки. До конца года компания намерена собрать и отдать на переработку свыше 4,5 тыс. тонн пластиковых отходов, а к 2020 году планирует собирать для переработки как минимум 40% отходов своей упаковки, выпущенной на рынок.

 

Ситуация может измениться с введением в России законодательной ответственности производителей и импортеров за создаваемые ими отходы, которая появится с января 2017 года вместе с запретом на захоронение отходов, в состав которых входят полезные компоненты. Меняющееся регулирование дает компаниями выбор — либо платить экологический сбор в бюджет, либо реализовать ответственность за произведенные отходы самостоятельно. Это заставляет крупные международные компании искать экономическую выгоду в уменьшении объемов образования отходов и их переработке.

 

Анастасия Корнилова, +1