Не уронить курс, но и не дать ему слишком вырасти — то, как собираются рубли для приватизационных сделок, подтверждает решимость правительства обеспечить стабильность валютного курса. Нарушить ее в ближайшие месяцы могут разве что решения ФРС или недисциплинированность ОПЕК.
Национальной валюте велено крепиться
Антон Ваганов / Коммерсантъ

Тяга к стабильности

 

"Я бы с осторожностью рисовал такие узкие диапазоны курса, как 63-65 руб. за доллар. Если будут большие движения на внешнем рынке либо какая-то неравномерность клиентских операций, будет нормальным, если курс будет 61 или 67 руб. Это вполне возможно: в декабре и погашения долга значительные, и рубли из бюджета могут приходить неравномерно" — к просьбе "Денег" спрогнозировать курс на оставшиеся до новогодних каникул дни начальник дилингового центра Металлинвестбанка Сергей Романчук отнесся довольно скептически: слишком много плохо предсказуемых факторов, чтобы предлагать обычным гражданам на какой-нибудь из них поставить.

 

"Некоторый потенциал к укреплению рубля накоплен. Но, с другой стороны, мы не можем сказать, каково будет в декабре сальдо клиентских операций больших клиентов, той же "Роснефти": решат они немножко прикупить валюты или, наоборот, продать, чтобы справиться с рублевыми платежами,— пояснил Романчук.— И прогнозировать в связи с этим, что именно случится с курсом, дело неблагодарное — это гадание на кофейной гуще. Когда весь рынок зависит от действий одной компании, это не совсем рынок. Как они решат, так и будет".

 

Что именно решила "одна компания", не вполне понятно даже после официального объявления о продаже 19,5% "Роснефти" консорциуму в составе швейцарской Glencore и суверенного фонда Катара за €10,5 млрд, из которых €300 млн Glencore оплатит в виде своих акций, остальное покроет суверенный фонд Катара и банковское финансирование (по данным Reuters, с участием итальянского банка Intesa Sanpaolo). Из поручения президента РФ Владимира Путина главе "Роснефти" Игорю Сечину разработать вместе с ЦБ и Минфином такую схему получения бюджетом рублей за сделку, "которая бы не вызвала бы каких-то скачков на валютном рынке", на рынке поняли главным образом то, что продажи валюты будут. И рубль на биржевых торгах отреагировал легким укреплением.

 

В то же время, признают аналитики Sberbank CIB, "пока неясно, по какой именно схеме будет реализована трансакция" и как будут задействованы 600 млрд руб., привлеченные "Роснефтью" 5 декабря в результате размещения 10-летних облигаций. "Рублевая ликвидность для сделки, вероятно, уже аккумулирована,— полагают аналитики Райффайзенбанка.— По нашим оценкам, значительная часть из 544 млрд руб. на балансе "Роснефтегаза" уже была в рублях, а остальная — может быть получена за счет внутренней конвертации с "Роснефтью"". Отток рублей с рынка из-за расчета "Роснефтегаза" с бюджетом РФ будет, по их гипотезе, "в моменте" компенсирован ростом бюджетных расходов — досрочным погашением кредитов ВПК на 800 млрд руб. по ранее выданным госгарантиям. А валюта, которая останется в итоге на счетах "Роснефтегаза", может постепенно конвертироваться в рубли просто по мере надобности.

 

В отличие от схемы "автоприватизации" "Роснефти" с привлечением всех нужных рублевых средств с рынка (что давило бы на курс), эта схема, конечно же, играет на укрепление рубля. Однако укрепление будет далеко не столь сильным, каким было бы, если бы — опять-таки в сценарии "автоприватизации" — "Роснефть" продавала валюту, которая скопилась на ее счетах. "Все участники данных трансакций, включая ту же "Роснефть", понимают свою ответственность и ведут себя так, чтобы не дестабилизировать рынок",— подчеркивает Романчук. И вопрос о курсе рубля, таким образом, снова сводится к двум вечным — о ценах на нефть и о ставках ФРС.

 

Хотите — верьте, хотите — нет

 

"Зависимость курса рубля от нефти сейчас наблюдается минимальная", и это, отмечает Романчук, "не первый период, когда их краткосрочная корреляция уменьшается", но "исчезнуть эта зависимость не может, потому что фундаментальную основу платежного баланса составляет величина экспорта, которая напрямую зависит от цен на нефть". Все дело в том, что "в некоторые дни у нас влияние нефти практически полностью компенсировалось влиянием изменения доллара к корзине валют, и складывалось впечатление, что влияния нефти как бы нет. На самом деле оно было, просто эти два фактора влияли разнонаправленно,— поясняет эксперт.— Я думаю, что никаких краткосрочных больших колебаний не будет, а влияние нефтяных цен на рубль проявится, но несколько позже".

 

Объявленное 30 ноября решение ОПЕК о сокращении добычи нефти должно в принципе привести к стабилизации нефтяных цен на пристойном по нынешним временам уровне и с приятными для рубля последствиями. "Мы ожидаем, что цены на нефть к концу 2017 года, вероятнее всего, будут превышать $55 за баррель. В условиях роста цен на нефть курс рубля будет следовать тренду на укрепление, и к концу 2017 года можно ожидать преодоление курсом уровня 60 руб. за доллар и переход в диапазон 57-60",— говорит главный аналитик Бинбанка Наталья Ващелюк.

 

Но в том, что ОПЕК на самом деле сократит добычу до 32,5 млн баррелей в сутки (примерно на 1,2 млн), есть сомнения. Во-первых, ОПЕК исторически не отличается дисциплиной: как отмечается в бюллетене ЦБ РФ "О чем говорят тренды", в 1999-2015 годах "среднее отклонение добычи от квот составляло 1,1 млн баррелей в день, или 4% от размеров квот, что примерно соответствует согласованному сокращению добычи". А во-вторых, нет поводов думать, что сейчас что-то изменилось: по данным Reuters и Управления энергетической информации США (EIA), в преддверии соглашения о сокращении добычи участники картеля ее наращивали. "Большинство представителей нефтегазовой отрасли настроены скептически и ожидают, что картелю удастся сократить добычу, но в среднем лишь на 50% от заявленных 1,2 млн баррелей",— указывается в обзоре Sberbank CIB со ссылкой на данные неформального опроса Reuters.

 

"Если соглашение ОПЕК не будет соблюдаться, следует ожидать ослабления рубля в течение 2017 года до уровней около 70 руб. за доллар, и благоприятным периодом для покупки иностранной валюты может стать февраль-март, когда обычно наблюдается сезонное укрепление рубля",— предполагает Ващелюк. Хотя сценарий постепенного укрепления рубля в течение 2017 года представляется ей более вероятным.

 

Ставка на все

 

 

Сценарию укрепления, впрочем, может помешать рост доходностей американских казначейских бумаг, оказывающий давление на все валюты. Рубль на фоне остальных выглядит даже неплохо: "После сделки ОПЕК рубль не торговался хуже других нефтяных валют: уступил колумбийскому песо и нигерийской найре, но был сильнее канадского доллара, мексиканского песо и норвежской кроны",— отмечает главный экономист банка Credit Suisse по России Алексей Погорелов. Рост процентных ставок в США является, по его словам, "фундаментальным фактором": "В долгосрочной перспективе он должен продолжиться. Если говорить о краткосрочной перспективе, многое будет зависеть от заседания ФРС США, в ходе которого будут пересмотрены ожидания совета директоров ФРС по повышению ключевой ставки".

 

"Рынок пока закладывает в цену только два повышения ставки ФРС в 2017 году в лучшем случае. А ФРС, возможно, пообещает три или даже четыре,— предупреждает руководитель управления аналитических исследований УК "Уралсиб" Александр Головцов.— Если цены на нефть остановятся на текущих уровнях, а ставки в США будут расти, я думаю, мы можем пробить коридор в сторону курса выше 66 руб. за доллар". Именно потому, что "в ОФЗ спекулянты завели огромные деньги".

 

"Уже в середине 2016 года спекулятивные потоки капитала были рекордно велики. Практически все, кто хотел, сделали ставку на укрепление рубля. Покупок было так много, что, я думаю, отыграли уже и восстановление нефти до $60-70 за баррель, и снятие санкций, и еще какое-нибудь счастье. При этом "шортов" там нет совсем. Если они будут появляться, это будет давить на курс,— говорит Головцов.— Мы сейчас готовим прогноз на 2017 год, и пока все склоняется в сторону умеренного, примерно на 10%, ослабления при довольно стабильной нефти. Как мы считаем, доллар к евро укрепится на несколько процентов, и это скажется и на курсе доллара к рублю. Пока мы ожидаем на конец 2017 года 70-72 руб. за доллар при нефти $55".

 

Что происходит с рублем?

 

Владимир Брагин, директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК "Альфа-Капитал":

 

— Если коротко, при взгляде на динамику рубля за последние полгода напрашивается простой ответ: ничего. Нефть ходила в диапазоне 25-30%, Британия проголосовала за выход из ЕС, Трамп победил на выборах в США, ОПЕК смогла договориться об ограничении добычи... и на фоне всех этих событий рубль проявлял удивительную для режима плавающего курса устойчивость, диапазон колебаний не превышал 7-8%.

 

Хочется отметить устойчивость рубля на фоне ухудшения показателя по счету текущих операций, что объясняется компенсацией снижения чистого притока от торговых операций улучшением финансового счета. Грубо говоря, иностранные инвесторы оценили российские активы. Особенно высокие реальные ставки в рублях (ключевая ставка 10% при инфляции уже ниже 6% дает реальную ставку выше 4%). Отсюда привлекательность carry trade и повышенный спрос на рублевые активы. С учетом того что ЦБ, скорее всего, продолжит держать ставку высокой, привлекательность рублевых инструментов для иностранных инвесторов сохранится.

 

Нефть — также источник поддержки для рубля, и ее рост после соглашения ОПЕК еще не отразился на курсе. На мой взгляд, такая ленивая реакция рынка — это скорее нежелание инвесторов брать дополнительный риск и делать резкие движения под конец очень удачного года. По всей видимости, до конца года рубль останется стабильным, и серьезные движения возможны только в начале 2017-го. Но тогда направление и сила будут зависеть от того позитива или негатива, который будет накоплен рынком за ближайшие недели.

 

Михаил Поддубский, ведущий аналитик Промсвязьбанка:

 

— После встречи ОПЕК 30 ноября цены на нефть прибавили 15-17%, а рубль за это время укрепился процента на два. На этом интервале рубль — одна из лучших валют развивающихся стран. Но ему, как и другим подобным валютам, крайне сложно продемонстрировать значительное укрепление, пока доходности на глобальном рынке находятся на высоком уровне: например, десятилетние американские гособлигации торгуются вблизи 2,4%, это максимум за многие месяцы. Еще один фактор, который будет играть против рубля до конца года,— ситуация с ликвидностью. В декабре предложение рублевой ликвидности будет высоким, потому что бюджетные расходы в течение года неравномерны, и в декабре Минфин должен потратить весьма солидную сумму. В то же время в декабре — пик выплат по внешнему долгу, и плюс к тому дивиденды будут выплачивать отдельные российские компании, то есть спрос на валюту окажется выше обычного. Совокупность этих факторов создает риски, что до конца 2016 года курс может дойти до 66-67 руб. за доллар. Хотя наш базовый сценарий — консолидация около 65.

 

Андрей Гриценко, генеральный директор ЗАО "Капиталъ Управление активами":

 

— В пользу укрепления рубля факторов значительно меньше, чем в пользу его ослабления. Главный из первых факторов — это нефть. Движение нефтяных котировок предсказать не сможет никто, они очень подвержены спекулятивным слухам. Но на рынке мало верят, что договоренности ОПЕК будут соблюдаться. Однако, даже если будут, накопившийся навес придется распродавать до апреля, а история говорит нам о том, что за такое время возможны процессы предательства общих интересов отдельными странами--участницами ОПЕК. При этом нельзя забывать о сланцевой нефти: при цене выше $50 на WTI все буровые в США становятся рентабельными. Поэтому нефти у нас будет много: все, закрыв глаза, продолжат качать.

 

Второй фактор: у нас в ОФЗ, особенно в длинных бумагах, очень велико присутствие иностранцев. При текущей ставке и более или менее неизменном курсе они получают хорошую прибыль. И даже если бы рубль упал на 10%, а не вырос, многие бы успели выйти с прибылью. В этом смысле — в плане фиксирования прибыли — конец года — стресс для рубля.

 

Я считаю, что в ближайшей перспективе нижняя граница курса — 63 руб. за доллар. Но возможен рост до 65 руб., а до конца года — и до 67. Тут есть еще один фактор — геополитика, где может произойти все, что угодно. У нас в этом году пролетело много черных лебедей: Brexit, Трамп... И тут еще заседание ФРС: все заложили повышение ставки, а повысят ли ее и, если повысят, то насколько — никто не знает. В негативном сценарии, я думаю, мы можем ожидать курс и 70, и 75 руб. за доллар.

 

Надежда Петрова