Письмо Александра Иванова напечатано в The Times.
Российский коллекционер обвинил Sotheby’s в торговле подделками
Bobby Yip / Reuters

Основатель Музея Фаберже в немецком городе Баден-Баден, российский коллекционер Александр Иванов поставил под сомнение компетентность экспертов аукционного дома Sotheby’s. Он написал в газету The Times электронное письмо, в котором высказал сомнения в подлинности некоторых лотов, выставленных на прошедшие в конце ноября торги Russian Works of Art, Faberge and Icons.

 

54-летний российский коллекционер и основатель Музея Фаберже в немецком городе Баден-Баден Александр Иванов усомнился в компетентности экспертов аукционного дома Sotheby’s. В своем обвинении он указал на то, что в каталогах аукционного дома постоянно присутствуют фальшивки. Коллекционер, которому, по информации The Times, из-за «предыдущего спора» запрещено участвовать в торгах Sotheby’s, заметил две фальшивки в каталоге торгов произведений русского искусства в Лондоне Russian Works of Art, Faberge and Icons, которые состоялись 29 ноября. Оба предмета, упоминаемых Ивановым, впоследствии были изъяты из продажи из-за сомнений в их подлинности.

 

«Проблема заключается в том, что на Sotheby’s фальшивки были обозначены как топ-лоты и опубликованы на обложке каталога аукциона, включая последний»,–– заявил он в электронном письме в The Times. «В этой связи возникает вопрос о компетентности специалистов Sotheby’s»,–– продолжает в своем письме коллекционер. Аукционный дом Sotheby’s отклонил обвинения как «полностью необоснованные».

 

Эстимейт одного из предметов, о которых идет речь, достигал £50 000. Однако он больше не доступен на веб-сайте Sotheby’s. Копия удаленной веб-страницы, сохраненная в кэше, показывает, что он был описан так: «Faberge, икона Ярославской Божией Матери, с инкрустацией из драгоценных камней, покрытая серебром и финифтью, Москва, около 1895 года». Другой предмет от ювелира Конова, оцененный в £30 000, был описан как «икона Христа Пантократора с инкрустацией из драгоценных камней и позолоченным серебром».

 

В Sotheby’s заявили, что они отозвали оба произведения ювелирного искусства после того, как были высказаны сомнения в их подлинности. «Sotheby’s всегда проявляет должную осмотрительность, прежде чем предлагать произведения искусства своим клиентам, и опирается на богатый опыт, проверяя подлинность работ»,–– сказала пресс-секретарь. «Именно из-за того, что в Sotheby’s смогли обнаружить необычность этих двух лотов, упомянутых господином Ивановым, их и сняли перед продажей», – добавила она.

 

На этой неделе Sotheby’s объявил о создании специального научно-исследовательского отдела, который будет выявлять поддельные работы на ранней стадии. Его возглавит Джеймс Мартин, основатель Orion Analytical. В свое время Мартин помог обнаружить поддельную работу, выдаваемую за живопись датского портретиста Франса Хальса, которая была приобретена в рамках частной продажи. Тогда аукционный дом возместил ущерб своему клиенту, который, как полагают, заплатил за работу $10 млн (£7,9 млн).

 

Александр Иванов имеет претензии не только к Sotheby’s, но и к Christie’s, этот аукционный дом он, например, обвинил в намеренном занижении цен на произведения «с целью извлечения гарантированной и очень маленькой прибыли». «Покупатели, видя, что ориентировочные цены в каталогах очень низкие, предпочитают приобретать произведения по стартовым ценам, по традиции доверяя оценке аукционных домов, которые искусственно их занижают, в отдельных случаях в несколько раз»,–– отмечает коллекционер.

 

Александр Иванов неоднократно заявлял, что является владельцем крупнейшей в мире коллекцией изделий Фаберже, самого известного русского ювелира в мире. По словам Иванова, «рынок Фаберже упал по сравнению с прошлым годом на 20–30%»: «Интерес очень низкий, потому что топовых предметов на аукционах не бывает в связи с тем, что специалисты аукционных домов оценивают их крайне низко, в несколько раз ниже рыночной стоимости»,–– отметил Иванов. Коллекционер прогнозирует, что «в ближайшем будущем русские торги могут быть закрыты полностью в связи с отсутствием произведений и крайне низкими ценами оценки».

 

Рита Русакова