Распад СССР и переход на рыночные рельсы сопровождались "шоковыми" денежными реформами: заморозкой вкладов, конфискацией наличных денег, отпуском цен, приватизацией.
«Рубли для метро, доллары для жизни»: как валюта США заменила национальную
РИА Новости. Юрий Абрамочкин

В этих условиях возникла так называемая долларизация: американская валюта на несколько лет стала более привлекательной, чем рубль, и зачастую заменяла в обращении национальную. О том, почему и как это происходило, мы узнали у очевидцев событий и директора Банковского института НИУ ВШЭ Василия Солодкова.

 

 

История Ольги

 

В 1991 году я работала врачом в закрытом военном городке Сибири. Когда объявили о распаде СССР, у всех была растерянность и даже страх: что будет дальше? Нас немного успокоили созданием СНГ: была видимость того, что все останется, просто под другим названием. Но в больнице усиливался ужасный дефицит: не было даже антибиотиков. Пенициллин из запасов на складах быстро закончился. Оставалось только самое необходимое вроде аспирина и зеленки. Пациентам приходилось приносить свои лекарства, пеленки, бинты.

 

У нас с мужем сохранились 5000 рублей, подаренных на свадьбу. На эти деньги можно было купить машину или обставить квартиру: холодильники стоили по 200 рублей. Но в магазинах ничего не было. Мы жили практически в пустом доме. К тому моменту, когда мы смогли купить небольшой "Саратов", он стоил уже 9000 рублей. Наши деньги обесценились буквально за год.

 

Зимой нам сказали, что нужно хранить деньги в долларах. Мы не особенно поверили, к тому же, опасались фальшивок и подделок, но специально поехали в областной центр за чисто символической суммой. Уже спустя полгода, в 1992 году, мы поняли, что финансовая ситуация не изменится: зарплаты начали задерживать месяцами, и однажды мы даже пришли за выплатами 31 декабря в десять вечера. Как только появлялись сбережения, мы переводили их в доллары – это действительно помогало сберечь часть средств.

 

 

История Елены

 

Первые доллары я получила в 1990 году: Торгово-промышленная палата принимала в Москве американцев, и меня пригласили поработать как переводчика. С учетом бешеной рублевой инфляции и, в целом, мягко говоря, нестабильности финансовой системы, было выгодно идти в компанию, которая выдавала зарплату в иностранной валюте. И таких организаций уже в 1991 году в Москве было немало. Доллары платили наличными, в конверте. Мои знакомые в ведущих издательствах получали неплохие по тем временам деньги – 200 рублей, но они очень быстро обесценились. Если же платили в валюте, можно было несколько месяцев снимать квартиру и нормально питаться.

 

Еду в магазинах получали только по талонам, которые выдавали по прописке. У меня прописки не было, и поэтому я ходила в "комки" – коммерческие магазины, в которых полки не пустовали, а качество еды было на порядок выше. Цены там устанавливали в условных единицах и в качестве оплаты принимали доллары. Помню, бабушки в моем подъезде злились: им приходилось стоять в длинных очередях со своими талонами на крупу, масло и сахар.

 

Таким образом, у меня в кармане всегда было две валюты: рубли на метро, доллары – на покупку продуктов и даже оплату такси. Я уже не говорю о съеме жилья: когда речь шла о крупных суммах, это всегда были условные единицы.

 

Многие, кстати, постоянно ходили с карманными калькуляторами: считали разницу рубля и доллара. Курс менялся каждый день, и каждое утро начиналось с того, чтобы узнать, какой он сегодня. В обменниках постоянно были очереди, и рядом стояли ребята, которые предлагали обменять "по лучшему курсу". Разумеется, часто это были фальшивые доллары, но мои знакомые, к сожалению, попадались.

 

 

История Анны

 

В год распада СССР я стала студенткой первого курса Гнесинки. Помню, как появились коммерческие магазины, где за условные единицы можно было купить все: куртки, ботинки, еду. Как-то мы вдохновились рекламой "Сникерса", пришли в "комок" и купили шоколадку за 75 рублей. Дома порезали на кусочки и ели аккуратно, несколько дней. Было впечатление, что это фантастическое лакомство.

 

Стипендии были несколько несуразными: моя, в училище, была 40 рублей, в то время, как у моего брата в высшем учебном заведении на порядок меньше. После занятий я преподавала французский – 15 рублей за урок. Этими деньгами я могла полностью обеспечить свои студенческие потребности. Позже я нашла другой способ подработки: создавала кожаные украшения. Это пользовалось спросом: за первые зимние каникулы я заработала 600 рублей.

 

В начале 90-х в Москву приезжало множество иностранцев, и часто именно они скупали большую часть украшений. Но рубли обесценивались очень быстро.

 

В это время я получила первые 50 долларов за изделие. Это было приличным заработком, и очень помогало моей семье. Ситуация с продуктами ужасной: чтобы приготовить праздничный ужин к моему день рождению в конце осени, маме пришлось сделать запас продуктов летом.

 

 

Комментарий Василия Солодкова, директора Банковского института НИУ ВШЭ

 

В 1991 году еще советское правительство Павлова заморозило все вклады населения в Сбербанке. Деньги в полном объеме не вернули до сих пор. За рубль отвечали одновременно все центральные банки, которые образовались в союзных республиках на месте территориальных отделений Госбанка СССР, и каждый из них проводил неограниченную кредитную эмиссию.

 

Это привело к тому, что инфляция в 1992 году составила более 2400%. С такими высокими темпами до инфляции уровня Зимбабве была недалеко.

 

В этих условиях и началось параллельное хождение рубля и иностранной валюты, когда можно было расплачиваться и тем, и другим. Но рубль постоянно падал, цены были неустойчивыми и быстро менялись. Проще и понятнее было оценить товар в иностранной валюте: доллары (именно их подразумевали под условными единицами) оставались стабильными.

 

При этом, несмотря на то, что купить иностранную валюту в обменных ларьках стало возможно (ранее покупка-продажа больше 50 долларов США расценивалась как злостная валютная операция, за которую можно было получить от расстрела до 15 лет тюрьмы), законодательно это не было отражено никак.

 

Вопросом легальности озадачились только после дела "о коробке из-под ксерокса" в 1996 году, когда члены предвыборного штаба Бориса Ельцина, возглавляемого Анатолием Чубайсом, были задержаны при выносе из Дома правительства коробки из-под бумаги для ксерокса с 538 тысячами долларов.

 

Доллар естественным образом начал вытеснять рубль из обращения. Центробанку потребовалось несколько лет, чтобы восстановить позиции национальной валюты: после отпуска цен инфляция продолжилась. Это было последствием двух причин: развал планового хозяйства, который произошел по объективным причинам, и падение цен на нефть в 1985 году.

 

То, что у нас сейчас есть возможность хранить сбережения в разных валютах, конечно, можно считать достижением перехода к квази-рыночной экономике – полностью на рыночные рельсы наша экономика до сих пор не перешла.