Банк России собрался бороться с забалансовыми счетами банков с помощью создания реестра вкладов. По словам начальника главка ЦБ по ЦФО Ольги Поляковой, это единственный способ решить проблему вкладчиков, которые после отзыва у банка лицензии не могут доказать факт внесения своих денег на депозит.
​Реестр всех вкладов
Николай Цыганов / Коммерсантъ

Что меня всегда удивляло в представителях западной цивилизации, так это готовность поделиться с каждым желающим размером своего дохода. В Европе, чьи деньги «любят тишину», это выражено меньше, а в США иногда прямо-таки зашкаливает. Помню, еще в детстве, читая Лондона, Твена или O'Генри, удивлялся степени финансовой прозрачности даже третьестепенных персонажей, с которыми, может, герои даже знакомы не были. При этом стоит отметить, что ни один из упомянутых авторов не публиковался под своей фамилией. Зато в описываемых местах у них каждая собака с точностью до доллара знает, сколько «стоит» любой житель города, как он заработал свои капиталы, в каком банке их хранит и какой доход с этого имеет.

 

Понятно, что «рыбные» места при этом держались в секрете. Но уж если деньги честно заработаны, иногда складывалось впечатление, что не раструбить об этом всему свету для американца было просто неприлично. Отсюда, кстати, и национальный американский спорт — мериться кошельками, и список Forbes, и многое другое. При этом в своем любопытстве никто не зажимает информацию и рад показать глубину кошелька всем окружающим — своего рода доморощенная версия финмониторинга. Правильно, иначе как девушка примет осознанное решение, идти ей гулять по главной улице в пятницу вечером с джентльменом или нет?

 

В СССР все было иначе, но в белой части экономики определенная степень транспарентности была. Про сослуживцев все знали, потому что тарифная сетка была одна. Если ты получал 200 рублей, примерно столько же получали и все остальные, плюс-минус 20 за выслугу лет и другие надбавки. Правда, отец иногда отлучался на пару недель «в командировки» — он был очень хорошим строителем и имел регулярные шабашки на стороне. Про эту часть семейного дохода знала только мама — и то не в полном объеме.

 

Советская идеология не признавала наличие «серых» подпорок для устранения перекосов в экономике. Потому, во избежание ненужных объяснений, эта часть доходов не афишировалась, хотя и не скрывалась специально от государства — все равно все лежало на сберкнижках.

 

Несмотря на то что мы уже четверть века активно перенимаем западные деловые практики, в нас сильно собственное прошлое плюс новейшие традиции серого бизнеса. Потому раскрытие индивидуального благосостояния и доходов не только не принято, но, напротив, считается моветоном. В чести индивидуальный подход к договорным отношениям работника и работодателя, из-за чего в некоторых трудовых договорах прямо прописан запрет на разглашение суммы собственной зарплаты. По-моему, это что-то сродни орденам сексотов, которые можно носить только на недоставаемых из шкафа кителях.

 

Из-за того, что в развитых странах сокрытие доходов является не просто незаконным, а стыдным деянием, а в России это вполне разумная предосторожность, разделяемая большинством экономических субъектов, инициатива создания реестра вкладов скорее будет поддержана и понята там, чем воплощена здесь. Даже такой бесспорно необходимый институт, как кредитные истории, в России не признан заслуживающим доверия настолько, чтобы банки могли отправлять информацию для пополнения базы данных без согласия заемщика. А вклад — это гораздо более сокровенный и даже сакральный продукт, чем кредит. Потому что кредит — чужое, а вклад — свое. Человек тайно (чтобы никто не перехватил по дороге) приносит в банк деньги, полученные от продажи квартиры или отката (почему нет). А ему предлагают раструбить об этом в каком-то там реестре, куда может залезть любой налоговик или оборотень в погонах. Неужели он на это согласится?

 

Да ни в жизнь. Он же не американец какой-нибудь. Поэтому, если отражение вклада в реестре сделают обязательным, какая-то часть вкладчиков покинет банки в пользу более тайного убежища для своих сбережений. Зато остальные, конечно, смогут чувствовать себя более защищенными, чем прежде.

 

Игорь Моисеев

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции