Соглашение ОПЕК поддержало рост нефтяных котировок. Ситуация изменится в первой половине 2017 года, когда на рынок вернутся сланцевые производители из США.
Нефть под ОПЕКой: влияние картеля на котировки будет недолгим
Hasan Jamali / AP

Под аплодисменты зрителей и рынков, на прошлой неделе завершился очередной эпизод сериала «ОПЕК сокращает добычу». Развитие сюжета не особенно отличалось от предыдущей серии – все те же первоначальные заявления о непреодолимых разногласиях, уверения в неизменности позиций, информационные утечки в прессу, потом ночные телефонные звонки и СМС – и в конце, ожидаемый хэппи-энд: первое за много лет сокращение добычи на 1,2 млн баррелей в сутки, или около 3,5% от общей добычи. Россия и другие не входящие в картель страны согласились сократить свою добычу еще на 600 000 баррелей в сутки. Усилия артистов не остались незамеченными – нефть марки Brent выросла на 15% за прошлую неделю, достигнув максимума с июля 2015 года.

 

Однако, все действо происходило без участия одного ведущего актера, чье появление в следующей серии может слегка испортить нынешнюю праздничную атмосферу.

 

Хотя ОПЕК как картель является крупнейшим в мире нефтепроизводителем с долей рынка чуть более 30%, последние годы основным фактором, определяющим цены на нефть, являлся уровень ее добычи в США. Именно стремительный рост нефтедобычи в Соединенных Штатах в 2012-2014 годах привел к обвалу цен два года назад, а последующее падение на 1,2 млн баррелей в сутки (по иронии, величина та же, что и у ОПЕК) с середины 2015 по середину 2016 года помогло нефтяным ценам стабилизироваться. Американские нефтекомпании с их рыночным подходом к бизнесу и способностью быстро реагировать на изменения конъюнктуры являются своего рода «балансирующей проводкой» нефтяного рынка. И их реакция на текущие ценовые уровни легко предсказуема.

 

По разным оценкам, полная себестоимость добычи сланцевой нефти в США составляет в среднем $45-50 за баррель. При достижении этих ценовых уровней американские компании начинают активную разработку существующих месторождений, что с лагом в несколько месяцев приводит к существенному росту добычи. Никакой лирики – только факты: количество буровых в США начало расти с мая этого года и за четыре месяца увеличилось на 50% до 600 установок, при этом добыча нефти выросла с летних минимумов на 250 тыс баррелей или на 3%. Таким образом, при средней стоимости нефти в $48 за баррель в мае-ноябре этого года американские компании спокойно наращивали инвестиции и добычу. Что же они будут делать при цене в $55 или $60?

 

Ответ легко прочитать в котировках нефтяных фьючерсов. Обычно, контракты на более дальние периоды торгуются с премией: так, еще неделю назад бочка нефти с поставкой в декабре 2017 года стоила $51,6 — на $3 дешевле, чем с поставкой в декабре 2020 года. После решения ОПЕК котировки фьючерсов вне зависимости от даты поставки выстроились вокруг отметки в $55,5 на фоне агрессивных продаж контрактов нефтепроизводителями, которые таким образом хеджируют свою выручку и прибыль. Так что цена в $55 за баррель на ближайшие четыре года, похоже, полностью устраивает американских нефтяников.

 

Нужно отдать ОПЕК должное – с помощью грамотной драматургии и хорошей дипломатии картелю вместе с Россией удалось вернуть внимание рынка и спугнуть агрессивно игравших на понижение цены спекулянтов. Но сколько еще смогут рыночные овцы реагировать на крики об ОПЕКовских волках на фоне роста добычи в США и других странах? Я думаю, ответ мы увидим в следующей серии «Возвращение сланца» — смотрите на экранах ваших торговых терминалов в первой половине 2017 года.

 

Стивен Дашевский, управляющий D&P Special Situations Fund, Лондон