В третьем квартале 2016 года оживился рынок кредитования физических лиц, наметилось сокращение просроченной задолженности в ссудных портфелях банков.
Заемщик уже не тот
Николай Цыганов / Коммерсантъ

Если проводить аналогии с прошлым кризисом, 2009 года, казалось бы, можно ожидать существенного роста объема потребительских кредитов. Однако эксперты полагают, что кредитного бума не будет: в этот раз на рынке слишком много сдерживающих факторов.

 

Кредитные узы

 

Одним из главных факторов, заставивших банки резко сокращать объемы розничных кредитных портфелей, стало ухудшение их качества: из-за кризиса многие граждане оказались не в состоянии расплачиваться по своим обязательствам. Увеличивался удельный вес просроченной задолженности, оценки рисков росли, банкам приходилось создавать дополнительные резервы на возможные потери по ссудам. О наращивании розничного кредитного портфеля в такой ситуации не могло быть и речи. Отметим, что аналогичная картина наблюдалась и в прошлый кризис, 2009 года, правда на более коротком временном промежутке.

 

И, как и в прошлый раз, кризисный цикл завершился стабилизацией ситуации. Просроченная задолженность не растет, резервы на потери сформированы, с ликвидностью у банков все в порядке. Если проводить аналогии с 2009-2010 годами (корреляция между темпами роста просроченной задолженности довольно четко прослеживается даже визуально — см. график), можно было бы ожидать перехода к очередному циклу кредитной экспансии.

 

Банкиры признают, что связь между динамикой просроченной задолженности и аппетитом банков к кредитному риску существует. "Подобные графики являются вполне типичными в части влияния макроэкономических кризисных циклов на показатели розничного кредитования,— говорит вице-президент, руководитель департамента розничных продуктов, электронного бизнеса и CRM банка ВТБ Иван Пятков.— В такие периоды банки, во-первых, ужесточают кредитные процедуры, вследствие чего останавливается процесс наращивания кредитных портфелей, во-вторых, происходящие в экономике события начинают влиять на платежеспособность заемщиков по уже выданным портфелям, что влечет за собой ухудшение качества этих портфелей. Оба фактора ведут к увеличению относительной доли просрочки в портфелях розничных кредитов. По мере выздоровления экономики стоимость риска по кредитному портфелю начинает снижаться как за счет восстановления платежеспособности клиентов, так и за счет более консервативного подхода к новым выдачам. Это дает банкам возможность постепенно пересматривать кредитные стратегии в направлении смягчения правил и процедур, что в итоге приводит к восстановлению объемов кредитования".

 

Также эксперты полагают, что цикл спада в части сокращения объемов кредитования уже позади. "Рост аппетита к риску приводит к росту объемов кредитования и с определенным лагом — к росту просроченной задолженности,— говорит член правления, руководитель блока "Розничный бизнес" Альфа-банка Михаил Повалий.— Мы пережили два больших цикла развития розничного кредитования в РФ, оба раза портфели и просрочка росли до момента макроэкономического кризиса, который приводил к еще большей динамике роста просрочки и как результат ужесточению кредитной политики. Это, в свою очередь, приводило к снижению просроченной задолженности до того момента, когда в результате начала очередного цикла и роста кредитования просрочка не начинала расти снова. Мы сейчас находимся в самом начале третьего цикла".

 

Заново родиться

 

Иными словами, риски ухудшения ссудного портфеля в кризисный период уже реализовались и перекрыты сформированными резервами. Можно предположить, что в связи с этим банки начнут рассматривать вопросы выдачи новых кредитов "с чистого листа".

 

Отчасти такая логика работает. "Часть банков именно так на это и смотрит, забывая, к сожалению, об осторожности",— отмечает Михаил Повалий.

 

"В реальности банки не управляют портфелем в этой системе координат,— говорит старший управляющий директор--главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников.— Для этого используется более сложный винтажный анализ, когда оценивается качество каждого отдельного поколения ссуд. К текущему моменту потребительские кредиты, выданные до кризиса, то есть в 2013 году и ранее, уже или преимущественно погашены, или вышли на просрочку, поскольку сроки кредитования были в основном до трех лет. Новые кредиты, выданные в кризис, показывают лучшее качество из-за более жестких андеррайтинговых стандартов, а также из-за изменения поведения заемщиков — многие персональные финансовые пирамиды, основанные на рефинансировании ранее взятых кредитов, рухнули, соответственно, новых проблем не создается. В целом новые поколения потребительских кредитов отличаются хорошим качеством, но объем спроса остается ограниченным".

 

 

Ряд экспертов отмечает, что до той точки, когда можно "начинать жизнь заново", рынок попросту еще не дошел. "Говорить о кредитовании "с чистого листа", подразумевая, что действующие портфели уже полностью абсорбировали влияние сложных экономических явлений, очевидно, преждевременно,— полагает Иван Пятков.— Тем не менее определенные позитивные сигналы на рынке появляются. Текущая стабилизация указанных показателей может быть обусловлена как улучшением платежного поведения клиентов, так и смещением структуры кредитного портфеля в сторону менее рисковых клиентских сегментов и продуктов вследствие ужесточения политики банков. При этом соотношение соответствующих факторов индивидуально для каждого банка с учетом риск-профиля его клиентской базы и риск-аппетита банка в части выдачи новых кредитов".

 

Есть, впрочем, и принципиально иные точки зрения — что нынешний кризис, в отличие от предыдущих, все-таки научил банкиров осторожности. "Ведение бизнеса без учета уроков, полученных ранее, является, в общем, неприемлемой практикой для любого игрока рынка потребительского кредитования,— говорит начальник управления потребительского кредитования департамента розничного бизнеса ВТБ 24 Дмитрий Поляков.— А учитывая высокую инерционность в хорошем смысле этих слов мышления риск-менеджеров, а также методов прогнозирования риска, основывающихся на предыдущем опыте, утверждения о возможности начать "с чистого листа" неверны в принципе".

 

Торможение и перестройка

 

Вне зависимости от того, как эксперты оценивают способность банкиров извлекать уроки из кризисов, а также текущее качество кредитных портфелей банков и их аппетиты к риску, все они сходятся в одном: кредитный бум, подобный тому, что был в 2012-2013 годах, не повторится. Причина проста: кредитовать, по сути, некого. Тем не менее рост кредитования будет, хотя и скромный.

 

"Необходимым условием для быстрого перехода к наращиванию кредитного портфеля является рост платежеспособности населения,— говорит заместитель начальника департамента розничных продуктов Газпромбанка Юлия Елсукова.— В 2010 году рост рынка розничного кредитования был связан с возобновлением роста экономики в целом и существенно более низким, нежели сейчас, уровнем закредитованности населения. В настоящее время правильнее говорить о завершении острого кризисного периода и стабилизации экономической ситуации. В связи с этим темпы роста объемов выдач в ближайшее время вряд ли достигнут уровня 2010 года. Тем не менее рынок позитивно оценивает перспективы розничного кредитования. Наблюдаемое поэтапное снижение ключевой ставки и следом за ней ставок по кредитам является предпосылкой к увеличению спроса на кредитование со стороны частных клиентов.

 

 

Помимо экономических факторов невысокие темпы роста розничного кредитного рынка будут обусловлены психологическими причинами и сложившейся за время кризиса плохой репутацией заемщиков. "Кредитный бум 2010-2013 годов был в значительной степени вызван постоянным ростом зарплат в бюджетной сфере и пенсий пенсионеров — это была часть антикризисного плана, этот рост подстегнул и рост зарплат в бизнесе,— считает Михаил Матовников.— Люди берут кредиты не в последнюю очередь в ожидании дальнейшего роста материального благополучия — если таких ожиданий нет, оказывается выгоднее политика сбережений. Сейчас индексации зарплат и пенсий невелики, поэтому спрос заметно меньше. Кроме того, по итогам бума 2010-2013 годов многие заемщики оказались с плохой кредитной историей, поэтому заметная их часть не будет еще какое-то время иметь доступ к кредитам большинства банков, да и сами заемщики получили урок финансовой грамотности и более рационально подходят к решению о привлечении кредита. При этом банки--лидеры прошлого роста находятся в крайне трудном финансовом положении, поэтому ожидать столь же активного и рискового кредитования со стороны банков также больше не приходится".

 

Кроме того, Михаил Матовников отмечает, что по международным меркам доля неипотечных кредитов по отношению к ВВП в России хотя и снизилась, находится на довольно высоком уровне (порядка 8% ВВП, было — около 10%). Поэтому можно ожидать, что этот уровень будет в ближайшей перспективе сохраняться. То есть с учетом снижения инфляции и ожидаемых невысоких темпов роста ВВП менее чем на 10% в год.

 

 

"Мы видим сейчас постепенное оживление кредитования. При этом считаем, что динамика кредитования розничных клиентов будет существенно меньшей, чем в 2010-2014 годах",— прогнозирует Михаил Повалий.

 

"Объемы розничного кредитования будут восстанавливаться, поскольку банки в той или иной степени адаптировались к непростой экономической ситуации, осуществили перенастройку своих бизнес-моделей и моделей оценки риска. Постепенно будет улучшаться и экономическая ситуация. Тем не менее говорить о завершении сложного этапа в экономике преждевременно, поэтому восстановление розничных портфелей будет происходить постепенно",— резюмирует Иван Пятков.

 

Петр Рушайло