Банк России предлагает разделить инвесторов на фондовом рынке на три категории и обязать инвестиционные компании определять уровень риска, на который готовы пойти клиенты. Причем инвестиционным консультированием неопытных инвесторов с небольшим капиталом, вероятно, займутся роботы. Неужели у них получится?
Помогут ли роботы привлечь частных инвесторов на российский фондовый рынок
Fotolia/joebakal

Инвестор под защитой

 

Банк России предлагает разделить инвесторов на фондовом рынке на три категории: профессиональных, квалифицированных и неквалифицированных. Последняя группа будет разделена еще на две: тех, у кого на брокерском счете до 400 тыс. рублей (особо защищенная категория), и тех, у кого на счете больше этой суммы. Особо защищенным инвесторам будут доступны акции, облигации, ETF (из котировальных списков 1-го и 2-го уровней), инвестиционные паи (для неквалифицированных инвесторов). Чтобы получить доступ к торговле с кредитным плечом или с производными финансовыми инструментами, такому инвестору нужно будет сдать онлайн-экзамен на сайте биржи. Неквалифицированные инвесторы с суммой счета более 400 тыс. рублей получат также доступ к ценным бумагам из списка 3-го уровня и к торговле с кредитным плечом без предварительного тестирования. Квалифицированным инвесторам будут доступны сложные инвестиционные инструменты и опция «последнее слово за клиентом».

 

Московская биржа провела опрос клиентов брокеров, который показал, что большинство из них не хотят, чтобы их ограничивали в выборе инструментов. Вместо этого они хотят, чтобы брокеры лучше раскрывали информацию о рисках, а последнее слово оставалось за клиентом (такой вариант выбрали более 80% опрошенных).

 

Консультант без эмоций

 

Согласно концепции ЦБ, инвестиционный профиль клиента будет определяться или независимым инвестиционным советником, или сотрудником брокера, не отвечающим за привлечение клиентов и не предлагающим клиентам инструменты для инвестирования (чтобы избежать конфликта интересов). Если на рынке появится значительное число начинающих инвесторов, снизить расходы на определение профиля и инвестиционные консультации помогло бы внедрение робоэдвайзинга, считают в ЦБ.

 

На конференции «Розничный инвестор — 2016» руководитель службы Банка России по защите прав потребителей, финансовых услуг и миноритарных акционеров Михаил Мамута заявил, что регулятор уделяет особое внимание перспективам робоэдвайзинга, а владельцами таких алгоритмов, по словам Мамуты, могли бы быть саморегулируемые организации, но ЦБ хотел бы принимать участие в их валидации. «Наверное, наиболее массовый сегмент пользовался бы именно робопрофилированием. А «человеческое» профилирование относилось бы к категории чуть более обеспеченных инвесторов», — сказал он.

 

Участники рынка считают, что любая стандартизация процесса, если она проведена разумно, способна этот процесс оптимизировать и ускорить. «Внедрение информационных систем, способных провести риск-профилирование и инвестора, и возможных инвестиционных идей для него, — категорическое благо. Это и сокращение расходов, и сокращение времени на обслуживание инвестора, и сохранение нервов самому инвестору», — считает директор по продажам ИК «Ай Ти Инвест» Андрей Хохрин.

 

Президент группы компаний «Финам» Владислав Кочетков обращает внимание на то, что робота предполагается использовать при профилировании. «Здесь не идет речь о защите от потерь, определяться будет уровень толерантности инвестора к риску, в зависимости от которой клиенту могут предлагаться те или иные инструменты», — подчеркивает он. В этом плане, по мнению Кочеткова, живой консультант и робот будут одинаково эффективны, так как суть профилирования — получение ответов на ряд типовых запросов. Но при этом робот будет дешевле и удобнее для пользователя, который открывает счет дистанционно.

 

Руководитель департамента брокерского обслуживания БКС Олег Чихладзе также говорит, что роботизация не защищает инвесторов от потерь, а лишь снижает издержки клиента и финансовой компании на зарплату живого человека — консультанта. При этом, если в алгоритм будет заложен принцип, что продавать нужно самые маржинальные продукты, такой робоэдвайзер обойдется клиенту точно так же дорого, как и живой человек, предупреждает эксперт. «Кроме того, робоэдвайзер не сможет быть убедительным во время рыночных катаклизмов, когда инвесторы склонны поддаваться панике или, наоборот, эйфории, а их толерантность к риску резко меняется», — добавляет Чихладзе.

 

Владислав Кочетков отмечает, что у робота нет эмоционального фактора, который может привести к отклонению от стратегии. Зато человек лучше учитывает конъюнктуру, использует более широкий спектр факторов. «При этом инвестор в обоих случаях не застрахован от потерь, но они всегда могут быть лимитированы на определенном уровне», — считает Кочетков.

 

Кто за робота ответит

 

Робоэдвайзер не должен предлагать конкретные бумаги для покупки или продажи, говорят участники рынка. Его задача — определить склонность инвестора к риску, обоснованность запросов по целевой доходности, готовность жертвовать ликвидностью и прочие базовые параметры вложения средств. «Исходя из них, искусственный интеллект сможет предложить не конкретные инструменты, а скорее рынки и направления для этих вложений, — поясняет Андрей Хохрин. — Важно и то, что робот может оперативно предоставить историческую информацию о рисках и доходностях этих направлений и рынков, усредненные ожидания дальнейших результатов исходя из разных сценариев развития ситуации».

 

В концепции ЦБ предусмотрена ответственность финансовой организации за неправильную категоризацию клиента, а также за предложение инвестору не соответствующих его профилю финансовых инструментов. В этом случае финансовые советники будут нести фидуциарную ответственность. Кто будет отвечать за ошибки роботов, еще предстоит определить.

 

Брокеры подчеркивают, что не существует систем, которые определяют движения рынка со стопроцентной вероятностью. «Брокер должен нести ответственность в случае конфликта интересов или получения просадки, которая не соответствует риск-профилю клиента, — отмечает Владислав Кочетков. — Насколько я понимаю, ЦБ не собирается изучать торговые алгоритмы брокеров. Как минимум в силу того, что у регулятора нет возможности для изучения тысяч алгоритмов, в каждый из которых могут вноситься изменения».

 

По мнению Олега Чихладзе, определение фидуциарной ответственности финансового института, консультанта или робоэдвайзера — ключевой вопрос. «С тем, в какой форме будут оказываться услуги конечным инвесторам, рынок может определиться самостоятельно», — считает он.

 

Будет ли спрос

 

Профилирование должно оградить людей, не обладающих опытом совершения сделок на бирже, от совершения необдуманных и сверхрисковых сделок, ведущих к потере клиентом его средств. «Заработать эта система может только совместно с комплексом мер по контролю деятельности недобросовестных участников инвестиционного (или псевдоинвестиционного) рынка, таких как форекс-кухни и компании, занимающиеся бинарными опционами», — говорит сооснователь Conomy Михаил Тарасов. Люди, решившие попробовать свои силы на рынке инвестиций, уже принимают на себя рыночные риски и должны быть максимально защищены от риска недобросовестных посредников, добавляет он.

 

Андрей Хохрин считает, что роботы при верном применении их потенциала обеспечат увеличение притока денег и инвесторов на рынки. «Отточенные алгоритмы оценки инвесторов и инвестиционных решений не дадут рядовому инвестору запутаться в массе предварительных вопросов к нему», — добавляет эксперт. Сейчас, по его словам, основная консультационная работа проводится в основном с состоятельными клиентами.

 

«По нашему опыту, интерес к роботизированному трейдингу стабильно растет, — говорит Владислав Кочетков. — При этом крупные клиенты пока больше склонны к общению с персональным консультантом или к использованию собственных торговых алгоритмов». Многое, по его словам, зависит от исторической доходности робота. Чем он успешнее, тем больше привлекает внимание, в том числе со стороны крупных клиентов.

 

Старший партнер FinEx Capital Management LLP Олег Янкелев отмечает, что профилирование инвестора на предмет отношения к риску — лишь малая часть функционала робоэдвайзера. По его словам, клиент также получает возможность дистанционного открытия инвестиционного счета, автоматического формирования и регулярной перебалансировки инвестиционного портфеля. «К сожалению, из-за роста популярности термина ряд инвестиционных платформ, не имеющих отношения к робо, пытаются эксплуатировать это название для привлечения клиентов», — говорит Янкелев, подчеркивая, что робоэдвайзинг относится к пассивному управлению портфелем, а не к алготрейдингу и высокочастотной торговле.

 

По оценкам McKinsey & Co, объем мировой индустрии робоэдвайзинга может вырасти до 13,5 трлн долларов. В ЦБ совокупный объем активов под управлением роботов оценивают в 50 млрд долларов. В рейтинге лучших робоэдвайзеров от AdvisoryHQ лидируют американские Betterment (5,1 млрд долларов под управлением), Wealthfront (4 млрд долларов) и Personal Capital (3,1 млрд долларов). По меркам российского рынка цифры впечатляющие, однако для США, где только в ETF (биржевые инвестиционные фонды) вложено 2,1 трлн долларов, это не так уж и много.

 

Что касается России, эксперты считают: упрощение входа на биржевой рынок и одновременная защита интересов инвесторов поспособствуют притоку новых клиентов на биржу. А робоэдвайзеры позволят клиентам с относительно небольшими средствами получить персональные инвестиционные консультации, которые до настоящего времени были доступны только состоятельным людям, способным оплатить работу персональных финансовых консультантов.

 

Евгения Носкова