Первая в российской истории сделка с ОПЕК по сокращению добычи нефти будет непростым испытанием для отрасли, считают собеседники "Ъ" на рынке.
Российские компании будут учиться снижать добычу
Вадим Брайдов / Коммерсантъ

Хотя в параметрах сокращения еще много неясного, уже понятно, что в выигрыше окажутся компании со снижающейся добычей — такие, как ЛУКОЙЛ, а пострадают наращивающие добычу "Газпром нефть" и "Татнефть". Впрочем, если подождать до весны, то более половины планового снижения можно закрыть за счет обычного сезонного спада из-за ремонтов на скважинах.

 

"Ъ" попытался разобраться в последствиях первого в российской истории директивного сокращения добычи нефти совместно с ОПЕК. Еще в среду глава Минэнерго Александр Новак объявил, что РФ в первом полугодии 2017 года снизит добычу "в объеме до 300 тыс. баррелей в сутки (б/с) в сжатые сроки исходя из своих технических возможностей". Вчера он уточнил, что снижение будет произведено пропорционально по компаниям с текущего уровня добычи (примерно 11,2 млн б/с).

Безусловно, это добровольная вещь, но крупнейшие наши компании и другие компании (будут участвовать в сокращении.— "Ъ"),— заявил министр.

Параметры сокращения утвердят в ближайшие дни.

 

Собеседники "Ъ" отмечают, что семь крупнейших компаний ("Роснефть" с учетом "Башнефти", ЛУКОЙЛ, "Сургутнефтегаз", "Газпром нефть", "Татнефть", "Русснефть" и ННК) на встрече с Владимиром Путиным весной дали согласие на "добровольное" участие в совместных действиях с ОПЕК, но тогда речь шла о заморозке добычи, а не о сокращении.

Безусловно, все выполнят указание президента, но не все с удовольствием,— говорит один из источников "Ъ".

В РФ, в отличие от ОПЕК, конденсат считается с нефтью (на саму нефть приходится около 10,6 млн б/с). Если исходить из слов Александра Новака о сокращении с 11,2 млн б/с, "Газпром" и НОВАТЭК это тоже затронет. Но НОВАТЭК ожидал естественного снижения добычи конденсата, а у "Газпрома" она растет. С малыми нефтяниками сокращение, по данным "Ъ", не обсуждали. Во всех компаниях и в Минэнерго отказались от комментариев.

 

Крупнейшие нефтяники должны будут сократить добычу от текущего уровня примерно на 2,7%. Когда обсуждалась заморозка, предполагалось, что тем, кто наращивает добычу ("Газпром нефть", "Татнефть", "Башнефть"), позволят продолжать за счет компаний, снижающих ее из-за истощения участков (ЛУКОЙЛ, "Русснефть"). Но при пропорциональном сокращении растущие игроки в проигрыше. "Это нечестный подход: одних субсидируют за счет других",— говорит один из источников "Ъ". Но он соглашается, что иное решение было бы избирательным и вызвало бы споры. "Роснефть" за январь--сентябрь нарастила добычу на 0,3% и собирается закончить год в плюсе, особенно с учетом покупки растущей "Башнефти". Глава компании Игорь Сечин в октябре публично усомнился в необходимости сокращения добычи. Публично поддержал решение ОПЕК только ЛУКОЙЛ.

 

Технически сокращение, если оно не одномоментное, не представляет сложности, согласны собеседники "Ъ". Компании просто перестанут бурить на старых месторождениях, и добыча там будет падать быстрее. "Это самый логичный путь, потому что дебиты здесь низкие, а налоги — самые высокие",— отмечает источник "Ъ". По оценкам Андрея Полищука из Райффайзенбанка, добыча на выработанных месторождениях ЛУКОЙЛа в Западной Сибири в этом году может упасть на 7%, хотя компания там бурит. Более сложная ситуация у компаний, которые ввели много новых проектов, например у "Газпром нефти", планировавшей в 2017 году рост добычи на 5%.

Можно отложить бурение на новых месторождениях, но это отрицательно сказывается на экономике проекта,— подчеркивает один из источников "Ъ".

Экономический эффект от сокращения неоднозначен. Цены на нефть вырастут, но продажи сократятся, и, так как сокращение будет неравным, в выигрыше окажутся компании с падающей добычей. Выгода от роста цены будет девальвирована тем, что допдоходы в основном уйдут на налоги, а выручка упадет из-за укрепления рубля, говорит собеседник "Ъ". "Компании будут сокращать добычу нефти с наибольшей налоговой нагрузкой, поэтому доходы от роста цен будут разделены между компаниями и бюджетом",— не согласен другой источник "Ъ". Собеседники "Ъ" сходятся в том, что сокращение провоцирует споры компаний за квоты и конфликты с правительством.

Компании могут в 2017 году попросить Минфин не повышать налоги, апеллируя к тому, что они жертвовали частью выручки ради бюджета,— допускает один из них.

Есть риск и для СП. "Как должны снижать добычу месторождения Требса и Титова — по квоте "Роснефти" или ЛУКОЙЛа?" — спрашивает собеседник "Ъ". По его мнению, Минэнерго едва ли удастся избежать решений в "ручном режиме" и недовольства. Но масштаб проблемы может оказаться меньше: добыча в РФ снижается весной из-за ремонтов на скважинах (в нынешнем мае спад составил около 170 тыс. б/с от среднесуточной добычи в первом квартале). Это уже больше половины того, что требуется по договоренности с ОПЕК.

 

Юрий Барсуков