Продолжающийся рост отрасли – результат доминирования частных собственников.
Почему угольная промышленность устойчива к кризису
REUTERS / Daniel Munoz

Одним из секторов российской экономики, наименее болезненно переживающих кризис, является угольная промышленность. В 2015 г. добыча угля увеличилась на 4,5%, достигнув 372 млн т, при том что промышленное производство снизилось на 3,4% (данные Росстата). В первые десять месяцев 2016 г. угольная отрасль продолжала рост (плюс 4,9% в годовом выражении), тогда как промышленность в целом переживала стагнацию (рост на  0,3%).

 

Причина тому – устойчивость спроса на российский уголь на внешних рынках.

 

В 2015 году его экспорт увеличился на 0,8% (до 156 млн т – данные ЦДУ ТЭК), а в первые десять месяцев 2016 г. – на 8,9% (до 137,2 млн т). Стабильностью отличается и мировой рынок: за 2011-2015 гг. глобальное потребление угля выросло с 3,8 млрд до 3,84 млрд т н.э. (данные BP Statistical Review).

 

Из-за более высокой — в сравнении с нефтью и газом — конкуренции среди поставщиков стоимость угля для потребителей падает: за 2011-2015 гг. цены на энергетический уголь на европейском и азиатском рынках снизились в два с половиной раза — с $130 до $49 за тонну (данные Минэнерго). Это, в свою очередь, замедляет переход от угольной к газовой генерации в развивающихся странах, чем пользуются отечественные угледобывающие компании: хотя экспорт в Китай в 2015 году сократился на 10,4 млн т, поставки в АТР в целом выросли на 2,5 млн т (данные Минэнерго).

 

Еще один фактор благополучия угольной промышленности — ее успешная реструктуризация в 1990-е и первой половине 2000-х.

 

На старте преобразований отрасль находилась в глубоком пике: из-за кризиса в экономике и спада энергопотребления добыча угля за 1992-1998 гг. снизилась в полтора раза (с 337 млн до 232 млн т – данные Росстата). Преодолеть спад удалось за счет демонополизации и приватизации отрасли: за 1993-2006 гг. доля частных шахт в угледобыче увеличилась с 5,5% до 99,9% (здесь и далее — подсчеты агентства «Росинформуголь»), при этом было закрыто 188 шахт и 15 разрезов. За эти годы было высвобождено более 200 000 шахтеров и еще свыше полумиллиона работников социальных учреждений (детские сады, санатории), с советских времен находившихся на балансе угольных предприятий.

 

Частные игроки — «СУЭК», «Кузбассразрезуголь», «Южный Кузбасс», «Южкузбассуголь», «Якутуголь» — сумели выйти на внешние рынки: за 1998-2006 гг. экспорт увеличился почти в 4 раза – с 24 млн до 91,4 млн т (данные Минэнерго), что повлекло за собой рост добычи (с 232 млн до 311 млн т).

 

За последующие годы добыча угля увечилась почти на четверть, а экспорт – более чем в полтора раза. Не в последнюю очередь потому, что отрасль не попала под национализацию.

 

Этим она отличалась от «нефтянки», где за последнее десятилетие под контроль госкомпаний попали активы «ЮКОСа», «Сибнефти», ТНК-ВР и «Башнефти».

 

С увеличением присутствия государства во многом было связано снижение темпов прироста нефтедобычи – с 8,7% в 2000-2004 гг. до 1,6% в 2005-2009 гг. и 1,3% в 2010-2014 гг. В 2015 г. добыча нефти увеличилась на 1,4% (до 534 млн т – данные ЦДУ ТЭК), однако достичь этого удалось за счет новых проектов нефтяных мейджоров (к примеру, добыча «Сургутнефтегаза» на месторождениях Якутии выросла на 9%), при том что их западносибирские «дочки» переживали спад: «РН-Юганскнефтегаз» сократила добычу на 3,2%, «Лукойл-Западная Сибирь» — на 6,1%, а «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» — на 1% (данные официальной отчетности). В ближайшие годы спад в Западной Сибири с высокой вероятностью «перебьет» эффект от реализации новых проектов, что приведет к общему снижению нефтедобычи.

 

Добыча же угля продолжит увеличиваться: к 2020 г. она достигнет 390 млн т, следует из прогноза Минэнерго. Это станет лишним подтверждением того, что залогом устойчивого роста может быть только доминирование частных собственников, которые рискуют собственным кошельком и потому инвестируют в рентабельные проекты, а не в бесконечную скупку конкурентов и непрофильных активов.

 

Кирилл Родионов, аналитик IndexBox Russia