Президент Национального банка Грузии Коба Гвенетадзе сообщил, что резкое падение национальной валюты лари было вызвано ажиотажем на рынке, и что на фоне плавающего обменного курса невозможно сделать прогноз относительно курса национальной валюты лари.
Нацбанк Грузии не может прогнозировать дальнейший курс валюты
Fotolia/ Lali

До 2013 года курс лари составлял 1,66 лари за доллар, затем курс начал резко падать и упал более чем на 50%. После первой волны обесценивания курс лари достиг 1,85 и остановился. Процесс падения возобновился в конце 2015 года (достиг 2,48), при этом летом текущего года лари смог укрепится до 2,14.

 

Резкое падение вновь началось в ноябре 2016 года, с курса примерно 2,2 показатели достигли более 2,5 лари. Таким образом, Нацбанк Грузии установил обменный курс лари по отношению к доллару США на 1 декабря на уровне 2,53, что является рекордно низким показателем в истории национальной валюты. Накануне на обменных прилавках продать один доллар можно было приблизительно по цене 2,6, а приобрести по цене около 2,7 лари. В то же время, в течение всего четверга валюта подвергалась незначительным колебаниям, и к концу дня смогла более-менее стабилизироваться.

То, что происходило вчера на валютном рынке, было вызвано ажиотажем и паникой населения, которая была связана ожиданиями. … Рынки, к сожалению, характеризуются таким явлением, как overshooting, то есть падение в определенно короткий срок, который вызван фундаментальными факторами. Как правило, за таким событием обычно следует возвращение курса на свой прежний уровень…. В Грузии фиксируется плавающий обменный курс, и в этом режиме невозможно сделать прогноз по поводу курса валюты, — заявил Гвенетадзе журналистам.

Президент Нацбанка также опроверг информацию о том, что якобы в Грузии резко подорожали все продукты питания.

Роста цен в Грузии нет. Возможно, подорожал один продукт, но это не значит, что подорожало все в целом. Думаю, что у нас действительно неплохая ситуация с инфляцией, так как Национальный банк достаточно хорошо позаботился об этом, — полагает Гвенетадзе.