Московская компания привлекает средства граждан по высоким ставкам, не имея лицензий.
Куда инвест?
Олег Харсеев / Коммерсантъ

В Москве появилась компания LuxStone Invest, привлекающая средства физических лиц по ставкам более 20%. Организация работает без лицензий, оформляет отношения с клиентами на основании договоров процентного займа, а в качестве финансовых гарантий использует полис страховой компании.

 

LuxStone Invest позиционирует себя как инвестиционная компания, работающая со средствами населения. В ее кол-центре сообщили: «Мы готовы принимать вклады на сумму от 100 тысяч по ставке 21%».

 

Корреспондент Банки.ру побывал в офисе компании, находящемся в «Москва-Сити». LuxStone Invest занимает небольшое помещение на 23-м этаже башни «Федерация», на момент посещения там находилось около десяти сотрудников.

 

Сотрудник компании сообщила, что клиент заключает с ООО «Люкстон» договор процентного займа. Компания выступает в качестве заемщика, а клиент одалживает ей деньги. В договоре указывается сумма займа, начисленные на нее проценты и срок возврата. Отметим, что у компании нет ни брокерской лицензии, ни лицензии управляющей компании. Также LuxStone Invest не числится в реестре МФО и кредитно-потребительских кооперативов.

 

«Для заключения договора вам потребуется только паспорт, деньги можно перевести нам на карту», — сообщила сотрудник компании. Она подтвердила, что у компании нет никаких лицензий от регулятора. На вопрос о том, почему лицензии участника финансового рынка отсутствуют, нам ответили, что средства «абсолютно законно» привлекаются на основании договоров процентного займа.

 

«Чтобы привлекать заем до полутора миллионов рублей, не нужна никакая лицензия», — ответил на официальный запрос Банки.ру руководитель департамента инвестиций компании Дмитрий Семенов. «Юридическое лицо может принимать деньги по договору процентного займа до полутора миллионов рублей, если это носит не систематический характер», — пояснил он.

 

Партнер адвокатского бюро «А2» Михаил Александров комментирует это так: «Ключевой вопрос для того, чтобы понять, является ли рассматриваемая деятельность банковской или нет, — что потом делает организация с деньгами? На своем сайте они обещают от 21% до 36% годовых и говорят, что они «инвестиционный фонд». В этом случае, очевидно, должна быть соответствующая управляющая компания, которая имеет лицензию ЦБ и привлекает деньги в фонд».

 

«Теоретически, если организация привлекает просто займы физических лиц на собственное функционирование, а не на инвестиции и кредиты третьим лицам, нарушений нет», — добавляет юрист.

 

По мнению юриста адвокатского бюро «А2» Ксении Риф, тут все довольно просто. «Принимать деньги по договору процентного займа в размере до 1,5 миллиона юрлицо может. Но «систематическое» привлечение займов юридическим лицом, то есть осуществление такой деятельности на постоянной основе, требует либо наличия банковской лицензии, либо перехода организации в число микрофинансовых». Риф полагает, что «судя по всему, организаторы LuxStone Invest не хотят привлекать к себе повышенное внимание со стороны регулятора, а потому предпочитают привлекать займы при условии, что это носит «несистематический характер». Это позволяет им работать без регистрации в качестве микрофинансовой организации и без банковской лицензии».

 

«За время работы компании мы привлекли менее 10 миллионов рублей вкладчиков. У нас есть деньги наших партнеров, с которыми документальных обязательств у нас нет. У нас есть аналитический блок, который готовит бизнес-планы. Иногда приходят интересные проекты, которые мы предлагаем своим партнерам-инвесторам. И выступаем в качестве некого посредника, даже не посредника, а агента. За такие сделки мы получаем вознаграждение. Но именно эти деньги мы не принимаем, договоры займа не заключаем. У нас не так много этих договоров. Мы в СМИ нигде не печатаемся, у нас только на сайте информация, и всё. Клиентский поток небольшой, и эту нишу мы только изучаем и тестируем», — сообщил Дмитрий Семенов из LuxStone Invest.

 

На минимальный вклад «Доверительный» компания предлагает 21% годовых сроком размещения от одного месяца, а на вклад «Максимум» — 36% годовых сроком размещения от 12 до 24 месяцев. Для сравнения: средняя максимальная ставка топ-10 российских банков за первую декаду ноября составляет 8,74%.

 

Высокий уровень ставок сотрудники объяснили тем, что работа с привлеченными средствами не является основным направлением бизнеса.

 

На сайте LuxStone Invest сообщается, что ее финансовая деятельность застрахована на 10 млн рублей в крупной российской страховой компании АО «Страховая компания Опора».

 

Из сертификата (скан выложен на сайте) следует, что риски банкротства LuxStone Invest застрахованы. При этом в документе оговаривается, что страховка покрывает убытки, которые наступили у инвесткомпании из-за невозврата контрагентами заемных средств. А размер убытков должен быть подтвержден вступившим в законную силу решением суда.

 

В компании «Опора» (занимает 100-е место на страховом рынке РФ по объему премий) Банки.ру подтвердили, что LuxStone Invest действительно их клиент. При этом страховщик не считает допустимым, что компания анонсирует договор страхования как стопроцентную гарантию вкладов. Заместитель генерального директора «Опоры» Павел Башнин заявил, что «некоторые компании по-своему интерпретируют условия страхового договора».

 

«Мы осуществляем контроль принимаемых рисков — это то, что нас интересует в первую очередь в рамках договора», — так в «Опоре» ответили на вопрос Банки.ру, не смущает ли их страхование рисков банкротства финансовой организации, не имеющей лицензии ЦБ. Там добавили, что в отношении клиента была проведена «андеррайтинговая экспертиза».

 

В июне 2016 года Банки.ру расследовал деятельность компании «ВЛС-Инвест», которая называла себя просто «финансовой компанией», тоже не имела никакой лицензии и тоже привлекала деньги граждан, обещая 30—36% доходности и анонсируя полис от «АльфаСтрахования» как гарантию надежности вложений. В итоге «ВЛС-Инвест» разорилась, задолжав вкладчикам 107,2 млн рублей.

 

Эксперты указывают на то, что потенциальных вкладчиков должно насторожить отсутствие каких-либо документов, лицензирующих деятельность компании.

 

«На сайте сообщается о привлечении средств по вкладам (то есть о банковской деятельности, требующей лицензии). Но получение денег от «вкладчика» оформляется договором займа, а не банковского вклада. Хотя формально заключение договоров займа не требует лицензирования, такой финансовый продукт вызывает вопросы», — рассказал адвокат BGP Litigation Георгий Баганов.

 

Эксперт также подчеркивает, что банковские операции требуют специального разрешения от регулятора. Перечень таких лицензий находится в открытом доступе. Если компания, называющая себя инвестиционной, не может представить лицензии на виды деятельности, для которых требуется лицензирование, скорее всего, она действует вне закона и дает повод для обращения в правоохранительные органы.

 

Партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко указывает и на другие отличительные особенности, которые должны насторожить возможных клиентов.

 

«У меня возникают подозрения прежде всего из-за наличия грубых грамматических ошибок на сайте, хотя компания позиционирует себя как профессиональную. Крылатые фразы о масштабируемости проектов компании и профессиональности аналитиков, а также использование словосочетаний «инвестиционный фонд» при отсутствии лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг также заставляют насторожиться, прежде чем решиться вложить свои деньги», — добавил он.

 

«Согласно данным «СПАРК», основной вид деятельности ООО «Люкстон» — розничная торговля аудио- и видеотехникой в специализированных магазинах. Уставный капитал на момент учреждения общества (30 сентября 2010 года) составил 10 тысяч рублей. Вывод о целесообразности инвестиций при таких условиях каждый делает сам», — указывает Григорий Баганов.

 

Банк России обращает внимание на то, что при принятии финансовых решений гражданину следует ориентироваться не только на анонсируемые компанией показатели доходности (если они значительно выше, чем по рынку в целом, это может означать и высокий риск, и потенциальное мошенничество), но и на наличие соответствующих лицензий, а также на результаты деятельности компании за предыдущие периоды. «Банк России не осуществляет контрольно-надзорные мероприятия в отношении компаний, не имеющих соответствующих лицензий. Таким образом, гражданин принимает на себя возможный риск полной потери своих инвестиций. Проверить информацию о финансовой компании можно на сайте Банка России cbr.ru», — сообщили Банки.ру в пресс-центре регулятора.

 

По данным «СПАРК», Харитонову Антону Николаевичу (владелец и генеральный директор «Люкстона») также принадлежит три ООО: «Максистрой», СКМС и «Спецтехпрофи», зарегистрированные в Одинцовском районе и специализирующиеся на «строительных работах». Все они также относятся к микропредприятиям с минимальным уставным капиталом — 10 тысяч рублей. У «Максистроя» есть незавершенное исполнительное производство — задолженность в 715 426 рублей от 18 июля 2016 года.

 

У ООО «Люкстон» вывешены три вакансии на сайте HH.ru: менеджера по привлечению корпоративных клиентов с помощью «холодных звонков» (зарплата от 35 тыс. до 180 тыс. рублей в месяц); менеджера по привлечению инвестиций, слиянию и поглощению ( от 70 тыс. рублей в месяц) и главного бухгалтера (65—110 тыс. рублей в месяц).

 

По данным информационного центра «Москва-Сити», в октябре 2016 года аренда офиса площадью 72,8 кв. м в башне «Федерация» на 23-м этаже стоила 200 тыс. рублей в месяц, площадью 84,4 кв. м — 246 тыс. рублей в месяц. Чистая прибыль ООО «Люкстон» в 2015 году — 1,031 млн рублей, по данным «СПАРК».

 

Наталья Стрельцова, Елена Петешова