Новый президент США меняет планы Азии на свободную торговлю.
Зона беспошлинной неопределенности
Reuters

Неожиданное избрание Дональда Трампа и ставшие неясными перспективы ратификации соглашения о Транстихоокеанском партнерстве могут внести существенные коррективы в переговоры о свободной торговле в Азии. На саммите глав экономик АТЭС Китай 19-20 ноября, как ожидается, активизирует продвижение альтернативного проекта — Всеобъемлющего регионального экономического партнерства,— а Россия предложит в качестве еще одной площадки для интеграции ЕАЭС. Впрочем, пока у ТТП больше шансов на создание, чем у зоны свободной торговли (ЗСТ) в рамках АТЭС, а для России неудача и ТТП, и китайского проекта будет означать необходимость спешно пересматривать свою среднесрочную внешнеторговую стратегию.

 

Саммит глав АТЭС (21 экономика, включая Тайвань) пройдет в эти выходные в перуанской Лиме. В субботу лидеры пообщаются с представителями бизнеса, а в воскресенье — с главой МВФ Кристин Лагард (на встрече будет обсуждаться деятельность фонда в странах региона) и проведут рабочее заседание, сообщил помощник президента РФ Юрий Ушаков. В основной повестке саммита — формирование Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (FTAAP, проект неспешно обсуждается с 2006 года), инвестиции и интеграция в регионе, борьба с финансированием терроризма. У Владимира Путина будут и двусторонние встречи — с лидерами КНР и Японии, Вьетнама, с которым у ЕАЭС действует пока единственная ЗСТ, Перу и Филиппин (с последней страной, как ожидается, будет создана межправкомиссия для обсуждения бизнес-проектов). Не исключена встреча "на ногах" и с президентом США Бараком Обамой.

 

Основной инициативой РФ на саммите будет продвижение ЕАЭС как одной из площадок для интеграции в регионе. Директор Российского центра исследований АТЭС Татьяна Флегонтова сообщила "Ъ", что в этом году стороны завершили стратегическое исследование о перспективах FTAAP, и если раньше основой рассматривалось лишь ТТП и Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭП), то теперь "удалось подчеркнуть опыт ЕАЭС и указать коллегам, что мы сможем участвовать в такой зоне только как ЕАЭС".

 

Впрочем, пока перспективы столь масштабной ЗСТ, по словам госпожи Флегонтовой, "смутные" — участники пока не готовы начинать реальные переговоры: Китай предлагал договориться к 2020 году, но США выступили против. Теперь уже КНР выступает против фиксирования в совместных декларациях обязательств по ТТП и ВРЭП. Каких-либо переговоров между РФ и Китаем об исключении США из переговоров по ЗСТ также не ведется, заявил вчера посол по особым поручениям МИД при АТЭС Валерий Сорокин. Он отметил, что, "после того как начнутся конкретные переговоры, это уже будет решение каждой экономики — присоединяться или нет".

 

Очевидно, что больше всего участников саммита будут волновать перспективы уже подписанного соглашения о ТТП — 10 ноября ратификацию завершила Япония, чье участие было принципиальным для переговорщиков США, однако без ратификации самими США соглашение не вступит в силу (документ должны поддержать страны, на которые приходится не менее 85% ВВП). Ранее новоизбранный президент США Дональд Трамп неоднократно обещал, что выйдет из ТТП сразу по окончании срока президентства Барака Обамы (в случае победы Хиллари Клинтон ожидалось, что документ все-таки будет одобрен Конгрессом, этого же ждали и в правительстве РФ, где при этом публично говорили о несправедливости подобных соглашений). Впрочем, после избрания господин Трамп официально не комментировал торговые вопросы, ограничившись лишь критикой Китая и Мексики.

 

Хотя он еще не занял президентский пост, отношения между США и КНР могут обостриться и по неторговым вопросам — 16 ноября специальная рабочая группа Конгресса США рекомендовала комиссии по иностранным инвестициям Минфина США заблокировать все покупки американских компаний китайскими госпредприятиями. Они, по оценке ведомства, выступают "инструментом Коммунистической партии Китая", и попадание предприятий США под их контроль наносит угрозу национальной безопасности. Заметим, в 2015 году общие инвестиции компаний КНР в США составили $15 млрд, из которых четверть пришлась на госкомпании. Китайская сторона пока никак рекомендации Конгресса не прокомментировала.

 

Туманные перспективы ТТП позволят Китаю активизировать конкуренцию за создание торгового блока под своим началом, полагают эксперты. Официальные переговоры о беспошлинной торговле в рамках ВРЭП начались в 2012 году.

 

В партнерство входят 16 стран, включая государства Юго-Восточной Азии, Японию, Южную Корею, Австралию, а также Индию и Индонезию (последние две не участвовали в переговорах по ТТП). Так, 15 ноября министр торговли Малайзии (страна участвует и в ТТП) Мустапа Мохамед заявил, что "экономическая неопределенность лишь усилила решимость стран ВРЭП добиться успехов в интеграции". Перед этим заявлением КНР и Малайзия договорились о совместных проектах на общую сумму в $34 млрд.

 

По мнению главы азиатской программы Московского центра Карнеги Александра Габуева (см. также "Правила игры" на стр. 7), предполагаемое свертывание ТТП откроет новые перспективы для ВРЭП. "Члены АСЕАН намеревались через ТТП пробраться на американский рынок,— отметил эксперт.— Теперь в качестве альтернативы у них остается китайский. На нем меньше возможностей, но и требований к входу намного меньше". Заметим, однако, что у КНР уже есть зона свободной торговли со странами АСЕАН, но полноформатное обнуление пошлин коснулось лишь шести стран — Брунея, Индонезии, Малайзии, Филиппин, Сингапура и Таиланда.

 

"Китай теперь сможет расправить плечи, продвигая ВРЭП, но это соглашение, скорее всего, не будет таким продвинутым, как ТТП: его основные участники — страны, активно защищающие свои рынки",— полагает профессор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Портанский. К тому же, как отмечает эксперт, некоторые развивающиеся страны согласились на участие в соглашении в значительной мере ради доступа к американскому рынку. "Выработанные в соглашении о ТТП нормы — это нормы высокого уровня, которые как раз продвигались Вашингтоном. Поэтому сложно представить, как это все будет работать без США. Нельзя, однако, исключать, что Дональд Трамп изменит свое отношение к ТТП — ведь это еще и вопрос лидерства в глобальной экономике и торговле. А американские элиты вряд ли готовы отказаться от этого лидерства, выгодного также и бизнесу США",— заключает господин Портанский.

 

Отметим, позиция РФ по торговле в Лиме не может в настоящее время определяться как "антиамериканская" или "антикитайская". С 2014 года РФ начала переговоры по созданию двусторонних соглашений о зонах свободной торговли с расчетом на то, что ТТП все же будет создано. Так, условия ЗСТ с Вьетнамом во многом были обусловлены надеждами использовать зону как "хаб" для торговли со странами региона, схожие цели преследуют переговоры о ЗСТ с Израилем в торговле с ЕС. Наконец, активизировавшиеся переговоры РФ с Японией об экономическом сотрудничестве во многом учитывали торговые связи страны с США, ЕС и Китаем. Неудача больших интеграционных проектов США и Китая, не исчерпывающихся, отметим, только торговлей товарами, потребует от правительства России (в первую очередь Минэкономики и Минпромторга) довольно спешного пересмотра своей внешнеторговой стратегии.

 

Татьяна Едовина, Михаил Коростиков, Дмитрий Бутрин