Белый дом без Алексея Улюкаева старается работать как ни в чем не бывало.
Правительство готово нести свой арест
Александр Миридонов / Коммерсантъ

Белый дом прилагает все усилия, чтобы арест экс-министра экономики Алексея Улюкаева не вызвал явного правительственного кризиса. В среду премьер Дмитрий Медведев заверил сотрудников Минэкономики, что претензии на них не распространяются, и, по данным “Ъ”, поручил первому вице-премьеру Игорю Шувалову посетить министерство. Сам господин Шувалов и Минфин пытаются снять другой напряженный вопрос, убеждая, что нет угрозы приватизации «Роснефти» и «все идет по плану». Но сам план и, в частности, перспективу продажи пакета по схеме господина Улюкаева чиновники обсуждать не решаются как официально, ссылаясь на отсутствие поручений, так и неофициально.

 

Заседание правительства в среду (перенесено с четверга — в этот день премьер Дмитрий Медведев будет участвовать в заседании Совбеза у президента в Сочи) прошло в штатном режиме. Прибыл на заседание и первый вице-премьер Игорь Шувалов, вернувшийся из рабочей поездки в Японию. Публичная часть ограничилась вступительным словом премьера: он обратился к сотрудникам Минэкономики с надеждой, что «случившееся не скажется на результатах их повседневной деятельности». Иных заявлений о судьбе министерства не последовало. Минэкономики представлял врио руководителя Евгений Елин, сидевший в зале, место господина Улюкаева пустовало. Позднее пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что решений по кандидатам на пост главы Минэкономики Владимир Путин пока не принимал и ему неизвестно, поступали ли предложения.

 

Вопросы повестки обсуждались уже за закрытыми дверями. Сама она на фоне уголовного обвинения бывшего федерального министра в угрозах и вымогательстве в отношении госкомпании выглядела так, будто была нацелена на демонстративное отрицание какого-либо правительственного кризиса: Белый дом обсуждает расширение налоговых льгот для работодателей, оплачивающих учебу сотрудников, и штрафы за опасное вождение.

 

В то же время, по данным “Ъ”, по окончании заседания Дмитрий Медведев поручил Игорю Шувалову встретиться с сотрудниками Минэкономики, чтобы успокоить их. Пресс-секретарь премьера это не подтвердила, но и не опровергла.

 

Впрочем, как и предполагал “Ъ”, задержание, домашний арест и последующая отставка Алексея Улюкаева уже поставили под вопрос приватизацию госпакета в 19,5% акций «Роснефти» — она должна принести в бюджет не менее 710 млрд руб. Говоря о сделке, господин Шувалов невольно цитировал Егора Летова: «Все идет по плану»,— заверил он, но назвать потенциальных покупателей госпакета отказался, сославшись на конфиденциальность. До этого последним схему приватизации «Роснефти» официально комментировал Алексей Улюкаев — он предлагал разрешить самой компании выкупить пакет, чтобы обеспечить поступление денег в бюджет до конца года, при условии обязательной последующей перепродажи.

 

Вопрос о схеме может быть одним из ключевых. Так, в ходе изучения вопроса “Ъ” удалось выяснить, что исходно Минэкономики готовило для правительства два проекта решений по вопросу приватизации госпакета акций «Башнефти» — один из них предполагал сбор заявок от всех претендентов на участие в приватизационных торгах, а второй, реализованный,— прямую продажу бумаг «Башнефти» НК «Роснефть». Именно якобы за участие в лоббировании интересов «Роснефти», по версии следствия, Алексей Улюкаев и «вымогал» у нее $2 млн. В Минэкономики “Ъ” заверили, что предложение о прямой продаже внесено в правительство «в соответствии с рекомендациями инвестконсультанта (“ВТБ Капитал”.— “Ъ”)»,— что вновь поднимает вопрос о том, мог ли господин Улюкаев повлиять на сделку.

 

На этом фоне неудивительно, что участие в задержании экс-министра ФСБ, как и слухи о «разработке» силовиками его коллег федерального уровня сделали обсуждение вопроса чиновниками невозможным. Все собеседники “Ъ” дали понять, что в нынешних условиях разговаривать на такие темы не готовы. При этом и формальная часть подготовки сделки не выглядит сколько-нибудь проработанной. Официально на вопросы “Ъ” о схеме продажи акций в Минэкономики лишь повторяли, что «единственный документ, касающийся способа отчуждения акций “Роснефти”,— директива правительства членам совета директоров “Роснефтегаза” (владеет 69,5% акций) о реализации сделки до 5 декабря, срок завершения расчетов с покупателем не позднее 15 декабря». Информацией о том, согласована ли инвестпрограмма «Роснефтегаза» с учетом приватизации «Роснефти» и какова ее схема, Минэкономики «не располагает». Поручений Росимуществу или профильному департаменту министерства готовить проекты директив для совета директоров «Роснефти» о покупке или продаже 19,5% на открытом рынке в министерство «не поступало». В самом агентстве сообщили что «работа по подготовке продажи пакета акций Роснефти ведётся в прежнем режиме, инвестконсультант прорабатывает все возможные варианты, а дополнительных поручений по проработке конкретного варианта продажи Росимущество не получало».

 

На следующий день после выхода директивы Алексей Улюкаев заверял, что обязывающие предложения от претендентов на «Роснефть» будут «вот-вот сделаны, в ноябре». В среду, однако, пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев не смог уточнить “Ъ”, направляла ли компания такое предложение. О других заявках тоже пока ничего не известно. Неясны и финансовые перспективы: чистый долг «Роснефти» на конец третьего квартала составлял 1,65 трлн руб., общий — 2,9 трлн руб., а на счетах компании было 787 млрд руб. В четвертом квартале «Роснефть» должна погасить долг на $1,8 млрд, а в 2017 году — на $12,9 млрд, и как она могла бы финансировать сделку, непонятно. Господин Леонтьев на это лишь довольно туманно отмечал: «Есть директива и по ней можно судить, что госорганы располагают информацией о наличии у компании таких средств».

 

Евгений Елин сказал “Ъ”, что не в курсе последних инициатив Минэкономики в отношении приватизации «Роснефти» (как замминистра он занимался торгами и закупками госкомпаний — темой последнего официального совещания, проведенного Алексеем Улюкаевым в офисе министерства) и нужно время, «чтобы разобраться в этих вопросах».

 

Чиновники сейчас опасаются разговаривать не только с прессой, но и между собой, предпочитая формальный документооборот, утверждали в последние дни собеседники “Ъ” и в Белом доме, и в министерствах, не берясь оценить, насколько реалистично в таких условиях продать пакет «Роснефти», в офисе которой был задержан экс-министр. Но бюджет продолжает рассчитывать на деньги от приватизации: 16 ноября Госдума приняла во втором чтении законопроект, позволяющий «Роснефтегазу» не учитывать в налоговой базе по налогу на прибыль доходы от продажи 19,5% акций госкомпании, если они полностью уйдут в казну.

 

Олег Сапожков, Дмитрий Бутрин, Евгения Крючкова, Иван Сафронов, Дмитрий Козлов; Анна Пушкарская, Санкт-Петербург