Американская предвыборная борьба на прошлой неделе заслонила очередной тур дебатов возможных кандидатов от правых на президентских выборах во Франции, которые намечены на апрель следующего года.
С кем России скоро придется иметь дело во Франции
Panoramic via ZUMA Pres / TASS

Рост протестных настроений и популярности ультраправого Национального фронта, помноженный на разочарование французов политикой Франсуа Олланда, делают наиболее вероятным то, что во время президентских выборов в апреле 2017 года во второй тур выйдет лидер Нацфронта Марин Ле Пен и кандидат от классических правых — республиканцев. В этом случае, скорее всего, повторится сценарий 2004 года, когда значительное число французов, в том числе и левых избирателей, напуганных перспективой прихода к власти ультраправого президента, массово проголосуют за кандидата-республиканца.

 

Поэтому с большой долей вероятности можно утверждать, что тот, кто станет победителем республиканских праймериз в этом ноябре, станет и президентом Французской Республики на следующие пять лет.

 

Праймериз правых партий (республиканцы, христианские демократы, Национальный центр самозанятых и крестьян) проводится во Франции впервые в истории. К выборам допускаются все граждане, имеющие право голоса при двух условиях: требуется заплатить организационный взнос за участие в каждом туре в размере двух евро. И подписать хартию, в который избиратель заявляет, что он разделяет правоцентристские ценности. Стоимость голосования, которое скорее всего, пройдет в два тура 20 и 27 ноября, оценивается в сумму от 5 до 8 миллионов евро.

 

Всё делается по-настоящему. Включая телевизионные дебаты. Причем для кандидатов-лидеров очень многое решается именно во время подготовки к первому туру и дебатов, так как между самими турами возможностей для агитации будет совсем немного. Им загодя нужно в первую очередь склонить на свою сторону электорат других кандидатов. И российская тема, которая была заявлена как основная в раунде, прошедшем в прошлый четверг, играет далеко не самую последнюю роль. Хотя тут далеко не все так просто.

 

У правых изначально было 19 кандидатов, но к моменту начала кампании праймериз кто-то из них отказался от участия сам, кто-то не прошел по ряду критериев. В результате их осталось семеро. Из них шесть идут от республиканцев и один — от христианских демократов. Однако несмотря на всю палитру мнений и программ и определенную популярность некоторых кандидатов, рейтинги большинства кандидатов слишком низки, чтобы приблизиться к лидерам — Алену Жюппе и Николя Саркози. Именно эти двое почти наверняка выйдут во второй тур праймериз, который пройдет 27 ноября.

 

Пока что, согласно последним опросам Ifop-Fiducial, Жюппе набирает в первом туре 37%, а Николя Саркози — 31%.

 

Во втором туре, со значительной долей вероятности, многие из голосов избирателей, тяготеющих к центру, отойдут Жюппе. Хотя тут еще далеко не все предрешено. По предварительным данным, счет в его пользу сейчас 57% против 43%, но, хотя разрыв этот весьма значительный, он постепенно сокращается.

 

Угадать, чего хочет избиратель

 

Тема России и ее присутствия в Сирии звучит во время предвыборной кампании  правых с завидным постоянством, и даже на последних дебатах, когда главными темами были объявлены Европа, безопасность и образование, она также звучала. И, что неудивительно, в основном в контексте Сирии.

 

В целом отношение к России и ее президенту у французов в последние годы испортилось. Хотя последние достоверные опросы по этому поводу проводились уже давно — год назад, вскоре после того, как Россия начала военные действия в Сирии. Тогда почти 75% высказались в адрес России отрицательно, из них почти половина — резко отрицательно.

 

Впрочем, как всегда это бывает со статистикой, речь идет о средней температуре по больнице. Уровень поддержки или неподдержки российского президента напрямую зависит от политических предпочтений респондентов.

 

Если у левого электората уровень неприятия политики Путина превышал год назад 90% то у симпатизирующих правым он был значительно ниже. Причем закономерность прямая — чем правее взгляды, тем больше поклонников российского президента.

 

У электората Жюппе и Саркози перевес числа противников его политики над его сторонниками был не столь значителен, как левых. Причем многие из относились к теме скорее нейтрально. Проблема отношений с Россий и тем более положение в Сирии волновали их не очень сильно.

 

Однако надо понимать, что почти наверняка за прошедший год отношение это изменилось. И не в самом лучшем для России ключе. Ведь все это время шла сирийская операция, сопровождаемая сообщениями о бомбежках мирного населения.

 

Позицию той части избирателей, которых тема России и Сирии не особо волнует, очевидно, отражает электорат бывшего (при Саркози) министра сельского хозяйств Брюно Лё Мэра, чей рейтинг колеблется в окрестностях 10%. Позицию Лё Мэра нельзя назвать ни пропутинской, ни антипутинской. Скорее антиигиловской. И при этом весьма сумбурной.

 

Главный его тезис — борьба с ИГ любыми средствами, включая, если потребуется, отправку наземного французского контингента в Сирию. Причем как это сделать, как, с кем и в какие союзы при этом придется вступать, он особо не уточняет, словно не замечая, что тактика «все против ИГ» в сирийских реалиях, которые порой скорее напоминают войну «все против всех», совершенно нереальна. За кого избиратели Брюно Лё Мэра будут голосовать во втором туре праймериз — за Саркози или Жюппе, зависит от их персональных симпатий. И от того, что эти кандидаты говорят по другим вопросам, кроме российского.

 

Стоит также упомянуть и про группы влияния.

 

Среди семи кандидатов самый пророссийский, пожалуй, — это бывший премьер-министр Франсуа Фийон.

 

Его рейтинг  приблизительно такой же, что и у Брюно Ле Мэра. Он наотрез отметает тезис о возможных военных преступлениях России в Сирии («Не надо использовать такие слова, если нет возможности их проверить»). Его позиция однозначна: необходимо объединиться с Владимиром Путиным и Башаром Асадом, чтобы бороться с ИГ.

 

Показательно, что в предвыборном штабе Фийона активную роль играет Тьерри Мариани, депутат Национальной ассамблеи от заграничного избирательного округа, в который входит Россия и сопредседатель ассоциации Франко-российский диалог. Мариани, в частности, известен тем, что совместно с депутатом Госдумы от ЛДПР и председателем Российского фонда мира  Леонидом Слуцким дважды организовывал широко критиковавшиеся во Франции поездки групп французских депутатов в Крым. Кроме этого, Мариани  весьма умело инициировал голосование по резолюции с призывом к правительству не поддерживать продление санкций ЕС против России. Мариани часто называют лоббистом интересов крупного французского бизнеса, ведущего свои дела в России. Представители которого предпочитают воздерживаться от официальных заявлений по поводу двусторонних отношений с Россией и западных санкций, но недвусмысленно (особенно в неофициальной обстановке) дают понять, что они желали бы их отмены.

 

И все же у Франсуа Фийона, как уже было сказано, шансов стать кандидатом от правых практически нет. Однако за голоса его избирателей во втором туре обоим кандидатам-фаворитам придется побороться.

 

Саркози против Жюппе

 

Практически повсюду и все политики грешат сменой своей позиции, иногда на 180 градусов, и заявлениями, которым они не только не следуют, но совершают впоследствии нечто противоположное заявленному. Но Николя Саркози — один из тех, кто делает подобное с завидным постоянством. К этому относится и его нынешнее участие в президентской кампании, несмотря на то что ранее он неоднократно обещал «покинуть политику навсегда». Подобный стиль относится и его отношениям к России и Сирии.

 

Если во время прошлогоднего визита в Москву он, выступая перед студентами МГИМО, клялся в своей вечной дружбе к России и называл ее «незаменимым партнером» в решении сирийской проблемы, то в последнее время говорит о «определенных разногласиях с господином Путиным». При этом заявляет, что без России решить сирийскую проблему не удастся, и жестко критикует Франсуа Олланда за его недавний отказ принимать Путина в Париже. При этом сейчас он не ставит под сомнение тезис о том, что Башар Асад, за сохранение которого у власти с завидным постоянством выступает Москва, должен уйти.

 

Можно предположить, что Саркози готов в любой момент поменять риторику, если вдруг решит, что это принесет ему очки, чтобы получить то, что он любит и к чему стремится больше всего, — власть.

 

Тяжеловес французской политики, 71-летний Алан Жюппе за свою карьеру занимал немало правительственных и министерских постов. В том числе дважды занимал кресло министра иностранных дел и один раз — премьер-министра. Согласно оценкам, если он окажется во втором туре президентских выборов один на один с Марин Ле Пен, у него есть все шансы победить со счетом приблизительно 70/30. Алан Жюппе заявляет, что он глубоко шокирован тем, что происходит в Сирии и, в частности, в Алеппо и недвусмысленно называет это «военным преступлением, совершенным режимом Башара Асада совместно с его русскими союзниками».

 

Во время первых дебатов, которые прошли 13 октября, Жюппе высказался против отмены санкций против России. При этом Жюппе, возможно в силу своего дипломатического прошлого считает, что переговоры с Владимиром Путиным надо продолжать. При этом он саркастически прокомментировал недавний визит в Москву Франсуа Фийона и предостерег его от «злоупотребления водкой».

 

Третьи и последние перед первым туром праймериз дебаты должны пройти 17 ноября.