Профучастникам прописали меры борьбы с инсайдом.
Рыночные игроки начнут бороться с инсайдом
Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Профессиональные участники рынка ценных бумаг в ближайшее время получат рекомендации по борьбе с незаконным использованием инсайдерской информации. Соответствующий проект был опубликован вчера ЦБ. Среди мер, призванных препятствовать утечкам,— использование так называемых китайских стен. Эксперты отмечают, что нововведение приближает российский рынок к международным практикам, в которых подобные меры давно закреплены законом.

 

ЦБ предлагает профучастникам, осуществляющим операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой или товарами в интересах клиентов, методические рекомендации по противодействию незаконному использованию инсайда. Проект документа, содержащий набор соответствующих мер, опубликован на сайте регулятора. В числе рекомендованных регулятором способов борьбы с инсайдерской торговлей — разграничение подразделений, занимающихся обслуживанием клиентов и непосредственно торговыми операциями, контроль доступа к электронным носителям, оборудование переговорных комнат и помещений для хранения документов, запрет на использование личных средств связи для некоторых категорий сотрудников и т. д. Помимо этого, ЦБ предлагает физически отделять в офисе инсайдеров от всех остальных, а также ввести стоп-листы — списки финансовых инструментов, торговля которыми запрещена из-за доступа компании к инсайдерской информации о них. "По сути, рекомендации регулятора основаны на так называемом принципе создания китайских стен, когда структурные подразделения в организации выделяются в зависимости от доступа к непубличной информации, а ее передача возможна только по установленным правилам",— отмечается в пресс-релизе регулятора.

 

В вопросе контроля над неправомерным использованием инсайда ЦБ идет по пути практик, принятых на развитых западных рынках. "В целом подход такой: регулятор не объясняет по пунктам, что именно нужно сделать, это остается на усмотрение профучастников, есть только общие ориентировки. Но если они их не придерживаются, они должны объяснить регулятору, почему это происходит",— рассказывает управляющий партнер юридической компании LECAP Дмитрий Крупышев. Главный исполнительный директор BCS Global Markets Роман Лохов отмечает, что наиболее жестко вопрос использования инсайда регулируется в Великобритании и США. "Стандартная практика — "китайские стены" между торговыми и аналитическими отделами, а также IB-подразделениями. И она подлежит обязательной проверке. Иногда мы выстраиваем "китайские стены" даже там, где этого не требует регулятор, но это необходимо из-за этических обязательств перед клиентами",— говорит он. Ряд мер, применяемых на Западе, в России пока не распространены. Так, отмечает председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин, в США активно используются услуги информаторов, которые сообщают регуляторам о подозрительных сделках. С 2011 года Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) выплатила информаторам более $100 млн вознаграждения за "наводки". По словам господина Крупышева, в Европе у инсайдеров также существует обязанность подавать комплаенс-офицеру (руководитель службы внутреннего контроля) отчет о личных вложениях в те или иные ценные бумаги. В ЦБ затруднились назвать среднюю долю сделок, вызывающих подозрение на предмет использования инсайда. Однако сообщили, что в настоящее время расследуется порядка десяти таких случаев.

 

По словам экспертов, рекомендации ЦБ спустя некоторое время превращаются в обязанность для всех участников рынка, тем более что такое положение вещей соответствует международным нормам. Проблема лишь в том, насколько эффективно применяются все имеющиеся антиинсайдерские меры. По словам главы Финпотребсоюза, бывшего председателя Федеральной комиссии по ценным бумагам Игоря Костикова, главная сложность — в отсутствии серьезного желания бороться с применением инсайда на рынке. "Я не могу называть имена, но те, кто нам попадался на инсайде,— это были чиновники очень высокого ранга. Тогда закона об инсайде не было, и сделать было ничего нельзя. Сейчас закон есть. А инсайдерские сделки все равно совершаются, все их видят, но никого не наказывают",— говорит он.

 

Мария Сарычева