Всемирный банк рекомендует властям РФ сконцентрироваться на качестве ВВП.Глеб Щелкунов / Коммерсантъ
Арифметика правильного роста
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

В среднесрочной перспективе экономика России будет расти на 1,5-1,7% в год при цене нефти в $55-60 за баррель, ожидает российское подразделение Всемирного Банка (ВБ). Как сказано в представленном вчера обновленном прогнозе ВБ, основным источником роста останется нефтегазовый экспорт, а точнее, подогреваемое им частное потребление. На фоне старения населения, проблем бюджета и истощения в 2017 году Резервного фонда экономисты банка не видят возможности избежать повышения пенсионного возраста и введения прогрессивного налогообложения доходов в обозримом будущем.

 

Традиционный доклад Всемирного Банка (ВБ) об экономике РФ вчера в Москве комментировали директор представительства организации Андраш Хорваи и ведущий экономист по России и основной автор документа Апурва Санги (ранее господин Санги занимал пост ведущего экономиста по Кении, Руанде и Эритрее и специализируется на проблемах экономического роста, бедности, изменения климата, инфраструктуры и сельского хозяйства).

 

Общий вывод аналитической части доклада сводится к тому, что "ответными реакциями" в виде госвливаний и плавающего курса рубля властям удалось адаптировать экономику к множественным шокам и снизить инфляцию на фоне рецессии, которая должна завершиться в 2016 году с результатом минус 0,6% ВВП (в июле банк прогнозировал спад в 1,2%).

 

Обновленный среднесрочный прогноз предполагает, что ВВП в 2017 году вырастет на 1,5%, а в 2018 году — на 1,7% (при стоимости барреля нефти $55,2 и $59,9 соответственно), а инфляция достигнет цели ЦБ в 4% к концу 2017 года. Рост цен на нефть окажется главной движущей силой восстановления частного потребления и ВВП (законсервировав прежнюю модель роста последнего). "Это едва ли приведет к развороту тенденции в сторону создания более диверсифицированной экономики. Сохраняются риски, обусловленные волатильностью цен на сырье и структурными ограничениями",— подчеркивают экономисты банка. Так, если цена нефти в 2017 году окажется на 15% выше текущего прогноза ВБ, то ВВП вырастет на 2,1%, если ниже — сократится на 0,7%.

 

Пока же импортозамещение "не оказало заметного воздействия на экономический рост и перераспределение факторов производства", а циклическое восстановление ВВП "едва ли приведет" к перераспределению ресурсов в пользу отраслей с высокой долей добавленной стоимости, не связанных с нефтянкой. Диверсификации экономики препятствуют недостаток свободных производственных мощностей в торгуемых секторах, ограниченное предложение квалифицированной рабочей силы, высокий уровень неопределенности экономической политики, низкий уровень конкуренции и недостаточно благоприятный инвестиционный климат. "Концентрация собственности на производительные активы возросла, а это приводит к снижению конкуренции и ухудшению качества корпоративного управления",— указывается в докладе.

 

Апурва Санги отметил, что финансовые проблемы бюджета, пенсионной системы и демографические ограничения уже в ближайшем будущем должны заставить правительство всерьез задуматься о повышении пенсионного возраста и введении прогрессивного налогообложения частных доходов. При этом господин Санги признает, что текущий кризис сильнее всего сказался на экономическом благосостоянии среднего класса. "Введение прогрессивной системы налогообложения требует детального анализа ее последствий",— оговорился он. Андраш Хорваи, в свою очередь, заявил, что он "не уверен в необходимости введения" прогрессивной системы налогообложения — в силу непредсказуемых последствий для реального сектора и проблем администрирования.

 

Вчера же замглавы Минэкономики Алексей Ведев поддержал выводы ВБ, заявив, что повышение пенсионного возраста является общемировой практикой, связанной с увеличением продолжительности жизни. Господин Ведев также считает "абсолютно реалистичным" прогноз банка на 2017 год. Стоит лишь уточнить, что целевой вариант прогноза ведомства ("базовый +") предполагает инвестиционный рост на 1,1% в 2017 году при $48 за баррель. В свою очередь, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева заявила: в случае реализации оптимистического сценария, который предполагает рост цен на нефть и достижение инфляционной цели в середине 2017 года, регулятор сможет смягчать денежную политику быстрее. "Она все равно останется умеренно жесткой, но снижение ставки может начаться несколько быстрее, чем в базовом сценарии, из-за динамики инфляции",— уточнила она. Оптимистичный прогноз в варианте ДКП ЦБ сравним с прогнозом ВБ, признала госпожа Юдаева, и их различия "не столь существенны". Прогноз ЦБ, напомним, при $46 за баррель в 2017 году и $50 за баррель в 2018 году позволяет регулятору возобновить покупки валюты в резервы до целевого уровня в $500 млрд. "Если будет принято переходное положение, если бюджет перестанет тратить резервные фонды, начнет их накапливать, то, соответственно, мы можем обсудить с министерством финансов возможность перейти к согласованной политике накопления резервов",— уточнила Ксения Юдаева, отметив, что ЦБ в декабре уточнит свой макропрогноз.

 

На этом фоне экономисты Центра развития ВШЭ отмечают, что прогнозы международных организаций предполагают: даже выйдя из рецессии в 2017 году, российская экономика будет расти темпами в 2,5-3 раза более низкими, чем мировая экономика и большинство нефтедобывающих стран. "Это будет негативно сказываться на уровне жизни и настроениях населения и инвесторов, уменьшать возможности накопления человеческого капитала и укрепления позиций страны в мире",— считают они.

 

Алексей Шаповалов