Никакой революции не будет. США — слишком консервативная страна, чтобы один человек мог что-то всерьез поменять. А Трамп нацелен не на перемены, а на поддержание статус-кво.
Трамп — ожидаемая неожиданность
REUTERS / Lucas Jackson

Выборы-2016 стали явным проявлением кризиса двухпартийной системы в Америке. В эту кампанию не нашлось лидеров, которые бы олицетворяли собой объединение нации, а не ее разделение. Среди прочего у меня вызывал недоумение вопрос  – почему будущее Америки представляли два семидесятилетних человека.

 

Итог праймериз среди демократов закономерен, после первого президента с африканскими корнями, надо было избрать женщину. В 2008 подфартило Обаме, и не повезло Клинтон, в 2016 справедливость восторжествовала. Демократы хотят показать способность меняться и приноровляться к переменам, но делать это максимально осторожно. При таком подходе Хиллари Клинтон — наиболее оптимальный кандидат. Дочь родителей из чикагского среднего класса, из консервативного антикоммунистического окружения, сама в молодости — республиканка, она считалась умеренной и предсказуемой. Будучи членом американского политического истеблишмента с конца 70-х годов (ее еще Картер назначил на высокую должность в государственной юридической корпорации), она словно воплощала собой постепенность, гарантию от потрясений и революций, плюс ее кандидатура хорошо укладывалась в рамки феминистической англо-саксонской традиции, при том, что она сама — не радикальная феминистка.

 

У республиканцев ситуация иная. После двух провальных выступлений их кандидатов в 2008 и 2012 годах, им нужно было найти такого представителя своей партии, который бы не повторял ошибок своих незадачливых предшественников, и резко отличался от их серости и заурядности. Поэтому партийный истеблишмент пошел на рискованный эксперимент с миллиардером Дональдом Трампом. При желании республиканская машина могла заблокировать его продвижение, но красный свет включать не стали. Эксперимент был, повторюсь, высокорискованным, но, в конечном счете, себя оправдал. Республиканцы не только взяли Белый Дом, но и сохранили большинство в обеих палатах Конгресса, что также очень важно.

 

Очевиден кризис и у многочисленной армии всякого рода прогнозистов — социологов, политологов, аналитиков, которые доходчиво и «убедительно» объясняли, почему победа Клинтон неизбежна. Приводимые ими таблицы, схемы, графики показывали, что у Трампа вовсе нет шансов — женщины (а это сразу 50% всех избирателей) против него, латино-американцы — против, темнокожие — против, образованные — против, плюс все звезды Голливуда тоже против. И, вообще, все порядочные люди — за Клинтон. А белых необразованных мужчин среди избирателей (якобы, электорат Трампа) — всего ничего. На его предстоящий провал указывали и многочисленные скандалы вокруг Трампа, предательство многих видных фигур в стане республиканцев, которые перебежали в лагерь Клинтон. Сын миллионера, ставший миллиардером, был явно фальшив и в своей роли «простого парня», понимающего нужды рядового американца.

 

Почему же Дональд Трамп все-таки победил?

 

Перед началом праймериз, когда только пошла речь о выдвижении Трампа, я уже писал, что он может стать вторым Рональдом Рейганом. Теперь, спустя год, можно сказать, что так оно и произошло. Трамп сегодня представляет собой реинкарнацию того великого политика. Естественно, с поправками на изменившийся мир.

 

Рейгана — «голливудского актеришку», «ковбоя» также встретили с глубочайшим недоверием как «прогрессивные» круги в США, так и тогдашняя мировая общественность. Как сегодня общественные деятели разных стран заявляют, что их выбор — это Клинтон, а не непредсказуемый Трамп, так и тогда приход в Белый Дом «реакционера» был встречен тотальным разочарованием и нагнетанием всевозможных ужасов.

 

Как Рональду Рейгану в его избирательной кампании, да и в политической деятельности вообще, помогали его актерские навыки, почему он и получил прозвище «великого коммуникатора», так и Дональд Трампа, долголетний ведущий ТВ-шоу, опирается на полученный им опыт.

 

Как Рейган не особенно верил социологам и всякого рода политтехнологам и консультантам, больше полагаясь на свою интуицию и понимание психологии рядового американца, так и Трамп вел свою кампанию не особенно прислушиваясь к высокооплачиваемым советникам.

 

Трамп победил, потому что он реалистичнее оценивал положение в стране, лучше слышал, что хотят от своих лидеров люди, и лучше предлагал ответы на их запросы. Кроме того, он сумел обернуть их в лучшую словесную упаковку, нежели Клинтон. И американцы ему поверили. Если для людей сохранение рабочих мест в Штатах и борьба с неконтролируемой миграцией важнее, чем проблематика однополых браков или прочих достижений периода Обамы (тут, надо сказать, решающее слово было за судами, а не за политиками), и которые собиралась продолжать Клинтон, то какого иного исхода голосования можно было ожидать? Демократический истеблишмент оторвался от своих корней и был за это жестоко наказан избирателями.

 

Сразу надо заметить — никакой революции не будет. США — слишком сложноустроенная и очень консервативная страна, чтобы один человек мог что-то всерьез поменять. Достаточно сказать, что 230 лет в Конституцию было внесено чуть более двадцати пяти поправок. Даже тема введения прямого голосования за президента, а не за выборщиков, давно уже отброшена. А Трамп — это человек нацеленный не на перемены, а скорее, на поддержание статус-кво, с постоянной оглядкой назад. Он проповедует именно традиционные американские ценности, и его предпринимательская деятельность — своего рода квинтэссенция настоящего «американизма». Как говорил президент Кулидж — «главное дело настоящего американца — это бизнес» (the chief business of the American people is business).

 

Все кандидаты в президенты клянутся на верность конституции и пресловутым американским ценностям. И Клинтон и Трамп в этом смысле не исключение. При наличии Конгресса, Верховного суда, независимых губернаторов и мэров, полномочия президента на самом деле очень и очень малы. И, главное, повторимся, Трамп вовсе не нацелен на решительные перемены. Опыт Рейгана и Тэтчер доказывает этого. Никто из них не отменил вэлфэр, он при них только продолжал расширяться, равно как и социальное государство. Точно также Трамп не отменит реформу здравоохранения по Обаме.

 

И во внешней политике никаких перемен не предвидится. Что изменилось в российско-американских отношениях при Обаме? Они только ухудшились, хотя Обама пришел в Белый Дом как миротворец и как человек, нацеленный на компромисс. Однако динамика отношений между Кремлем и Белым Домом задается не тем, кто конкретно сидит там в рабочих кабинетах, а национальными интересами, соответственно, Америки и России. И на Ближнем Востоке хаоса и беспорядка стало только больше, чем было при Буше.

 

Поэтому, подведем итог. Ничего экстраординарного в США не произошло и произойти не могло. Смена демократа на республиканца закономерна и нормальна. Трамп не некое пугало, а вполне себе нормальный американский политик, пусть даже с нестандартным бэкграундом. Но такие там тоже регулярно выстреливают, вспомним генерала Эйзенхауэра, кстати, тоже республиканца. Из двух стариков американские избиратели предпочли менее известного на политической арене — вполне разумное решение.

 

Максим Артемьев, историк, журналист