За два года спада граждане к нему приспособились.
Терпение входит в привычку
Петр Кассин / Коммерсантъ

Как следует из данных Высшей школы экономики, за два года с момента начала кризиса падение доходов россиян составило 14%, а зарплат — 7,4%. Бедными при оценке материального положения стабильно считают себя 22% населения, а при оценке потребительских возможностей — 41%. При этом граждане все меньше опасаются потерять работу, доходы или возможность покупать продукты — по оценкам аналитиков, это говорит об адаптации населения к экономическим трудностям.

 

Эксперты Высшей школы экономики подвели итоги двухлетнего спада экономики в докладе "Население России в 2016 году: доходы, расходы и социальное самочувствие". В основу работы легли данные Росстата о доходах, расходах и потреблении домашних хозяйств, ВЦИОМа о социальных настроениях и мониторинга ВШЭ социального самочувствия и бедности.

 

Как следует из доклада, сентябрь 2016 года стал двадцать третьим подряд месяцем сокращения реальных доходов граждан. По сравнению с октябрем 2014 года, когда закончился их рост, падение составило 14%, до 30,1 тыс. руб. в сентябре 2016 года. В третьем квартале этого года, напомним, по данным Росстата, потери в реальных доходах населения составили 6,1%, а в целом по итогам девяти месяцев года — 5,3%. Средняя зарплата в сентябре, напротив, в реальном выражении выросла на 2,8% к уровню сентября 2015 года, но составила лишь 92,1% от уровня сентября 2014 года (36,1 тыс. руб.). За весь период спада доходов населения реальная заработная плата снизилась на 7,4%.

 

Структура денежных доходов населения также изменилась — в ней продолжает расти доля социальных выплат. В третьем квартале на них пришлось 19,3% денежных доходов, это на 0,9 процентного пункта выше показателя за 2015 год. Во втором квартале, по уточненным данным Росстата, доля соцвыплат достигла исторического максимума в 19,8%, отмечают авторы доклада. В зоне минимальных значений, как и в течение всего года, остаются доли доходов от предпринимательской деятельности (7,4% в третьем квартале 2016 года) и доходов от собственности (6,5%).

 

Сокращение розничного оборота товаров и услуг за двухлетний период составило 15,3%. Оборот продовольственной и непродовольственной розницы снизился на 15,7%, общественного питания — на 7,9%, а совокупные потери в обороте платных услуг за два года составили лишь 3,2%. До середины 2016 года торговля непродовольственными товарами лидировала по темпам падения оборота, но с июля максимальный спад показывает продовольственная торговля: в сентябре ее оборот снизился на 4,4% в сравнении с годом ранее.

 

При этом, несмотря на снижение доходов и потребительской активности, уровень бедности остается стабильным. Доля граждан, оценивающих материальное положение своей семьи как плохое или очень плохое (бедных по самооценке материального положения), составила 22%, а тех, у кого денег недостаточно для приобретения одежды (бедных по самооценке потребительских возможностей),— 41%. В то же время вырос уровень бедности при оценке потребительских возможностей среди отдельных категорий граждан — одиночных домохозяйств (с 47% в июле до 60% в сентябре) и домохозяйств с двумя и более детьми (с 39% до 45% — максимального значения за весь период наблюдения). Аналогичным образом практически без изменений осталось и число россиян, вынужденных из-за кризиса изменить свое поведение,--73%, самыми популярными стратегиями остаются воздержание или употребление более дешевых продуктов и услуг. Одновременно (и вероятно, сезонно) незначительно выросла доля граждан, экономящих с помощью подсобного хозяйства.

 

При этом в ВШЭ, как ранее и в РАНХиГС (см. "Ъ" от 8 ноября), отмечают более позитивную оценку населением своего положения, несмотря на отсутствие существенных фактических улучшений. Так, индекс страха ВЦИОМа демонстрирует спад по всем показателям (потери работы, снижения доходов, недоступности продуктов) на 7-10 пунктов. В целом население страны "чувствует себя спокойно", отмечается в докладе — исключение составляют отдельные группы граждан, такие как сельские жители и рабочие. Одновременно, впрочем, растет пессимизм по поводу будущего экономики — к сентябрю доля граждан с такими взглядами в сравнении с июнем (46%) увеличилась до 49%.

 

Анастасия Мануйлова