"Мы настолько научились легко распоряжаться деньгами, когда было благополучие, что сейчас, я хочу сказать, четко ни у руководства правительства (в широком смысле — у руководства страны), ни у министерств нет еще понимания, что мы перешли в другую реальность",— заявил Алексей Кудрин на конференции "Антимонопольное регулирование в России".
Какова новая экономическая реальность?
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Андрей Мовчан, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги:

 

— Я бы не назвал ее новой, мы жили в такой экономической реальности 15 лет назад. Государство научилось пополнять бюджет за счет сырья и не создало условий для получения иных доходов. Власть осознает, в какой реальности она находится, но не понимает, что делать. Наверное, не нужно тратить столько денег на вооружение, а стоит направить их на поддержку предпринимательства, на науку. Но социологические исследования показывают, что россияне готовы до половины бюджета тратить на вооружение — настолько высоко они ценят независимую внешнюю политику России, в отличие от экономической. Вряд ли правительство может оторваться от желания большинства граждан. Но тогда страна продолжит стагнировать, не имея долгосрочных драйверов роста и теряя конкурентоспособность. Для реформ нужен консенсус в обществе, чтобы население хотело реформ, было готово терпеть их последствия. А консенсуса нет не только в обществе, но и в научном, профессиональном сообществе.

 

Давид Якобашвили, вице-президент РСПП:

 

— Высоких цен на нефтепродукты ждать не приходится, нам надо исходить из того, что нам Господь пошлет, учитывая санкции и то, что "кубышка" опустевает. И срочно думать, что новое развивать, что давало бы быстро дополнительные доходы в бюджет. Бизнес реально воспринимает эту ситуацию и готов направить свои взоры на новые области, высокие технологии. Правительству остается только продумать новую экономическую программу и помочь бизнесу двигаться в нужном направлении.

 

Владимир Квинт, руководитель Центра стратегических исследований МГУ:

 

— У нас сейчас экономическая реальность, требующая знания правил стратегирования. Россия имеет ограниченные ресурсы и долгосрочные приоритеты. Но, какие это приоритеты, никто конкретно и суммарно не называет. Страна должна проанализировать ценности населения. А они значительно трансформировались за последние 20 лет. На основе анализа ценностей россиян и главных национальных интересов России нужно выбрать приоритеты и сконцентрировать на них ресурсы. Этого не делается. В России действуют и постоянно утверждаются десятки стратегий с разным горизонтом, с отсутствием методологии, с отсутствием ресурсного обеспечения. Происходит профанация. Утверждаются стратегии на два-три года. Это смешно. Кудрин прав, Россия по-прежнему находится в реальности сырьевой экономики, все средства вкладываются в нефть и газ, а вложения в науку сокращаются. Не налажена система стимулирования молодых ученых, страна имеет ресурсный крен.

 

Илья Пономарев, член президиума Общественного совета Минстроя РФ:

 

— Новая экономическая реальность у нас — это прошлая эффективность. Когда раньше у нас был традиционно большой источник денег, связанный с налогами, мы не позаботились о построении правильно структурированного фондового рынка. Деньги делали один-два оборота в стране, а потом благополучно куда-то девались — в офшоры, например. Хотя была возможность перевести эти деньги в инфраструктуру, в капитализацию страны. Этого не сделали. Сейчас, конечно, денег не так много, как было раньше, но все еще достаточно. Пока реальность позволяет, нужно создать эффективный фондовый рынок. Тогда конъюнктурные скачки не будут давить на экономику, поскольку главным капиталом станет инфраструктура.

 

Владлен Максимов, вице-президент "Опоры России":

 

— Экономическая реальность у нас нестабильная и непонятная. И руководство не понимает, что делать. Принимаются разные векторные решения, которые противоречат прежним заявлениям. В моей отрасли, в малой торговле, один шаг властей перечеркивает другой. Правительство давит на малую торговлю, но при этом "другой рукой" поддерживает малый производственный бизнес, а он не может существовать без малой торговли. И политического решения нет. В бессилие государства я не верю, но и других объяснений этому пока нет.

 

Андрей Бунич, глава Союза предпринимателей и арендаторов России:

 

— Впервые согласен с Кудриным: понимания реальности нет. Правительство по-прежнему надеется на нефть, других мыслей по развитию у них не возникает. А реальность такова, что внешние торговые условия изменились навсегда. В мире все готово к тому, что развитые страны уже в ближайшее время фактически введут новые технологии, которые полностью поменяют картину мира во всем. Наше правительство как будто живет вне этого. Все его конструкции умозрительные. Мир меняется, и меняется неожиданно, скачками. Сейчас как раз точка дислокации, фазовый переход. Но именно этот фактор абсолютно игнорируют наши экономические ведомства.