Татфондбанк смог привлечь через еврооблигации вместо планируемых $150 млн лишь $60 млн.
Татфондбанк не смог занять нужной суммы на рынке
Михаил Соколов / Коммерсантъ

2 ноября была закрыта книга заявок по размещению еврооблигаций, сообщил Татфондбанк. "Объем сделки составил $60 млн, средства привлечены на три года под 8,5% годовых",— уточнили в пресс-службе банка. Объем спроса оказался в два с половиной раза меньше ожидаемого — банк планировал привлечь до $150 млн. "Объем сделки связан во многом с меньшей, чем ожидалось, книгой заявок российских клиентов. Кроме того, эмитент был не готов удовлетворить часть заявок по более высокой цене от азиатских инвесторов",— отметили в Татфондбанке.

 

Татфондбанк входит в топ-50 банков по активам и капиталу, согласно рейтингу "Интерфакса" на 1 октября. Крупнейший акционер банка — ООО "Новая нефтехимия" (20,2%). Республика Татарстан владеет 10% акций банка, у ООО "Селена-Синтез" и ЗАО "Гелио-полис" — по 9,9%. УК "Регионфинансресурс" и Ипотечному агентству Республики Татарстан принадлежит по 8,7%. ОАО "Артуг" — 5,2%, остальные акционеры владеют долями менее 5%.

 

Тот факт, что спрос на облигации Татфондбанка оказался существенно ниже предложения, на первый взгляд парадоксален, потому что в целом на рынке наблюдается обратный тренд. По данным Cbonds, в октябре корпоративные заемщики провели шесть размещений и привлекли $3,15 млрд — рекордный объем с июля 2014 года. При этом все размещения проходили с многократной переподпиской.

 

Однако в последние дни из-за падения цен на нефть рыночная ситуация резко ухудшилась. По данным Reuters, стоимость российской нефти Urals на спот-рынке снизилась до $43, за десять дней цены упали почти на 15%. "Эмитенты второго эшелона очень чувствительны к перепадам внешней конъюнктуры, и поэтому резкое падение цены на нефть повлияло на спрос со стороны инвесторов",— отмечает гендиректор УК "Арикапитал" Алексей Третьяков.

 

Но ключевая причина, по мнению экспертов, в том, что, несмотря на квазигосударственный статус, Татфондбанк относится к банкам второго эшелона. "А с ними сейчас инвесторы опасаются иметь дело после громкой истории банка "Пересвет"",— считает руководитель дирекции анализа долговых инструментов банка "Уралсиб" Дмитрий Дудкин.

 

"Уже не первый раз за последнее время повторяется ситуация, когда банк с хорошей отчетностью, соблюдающий нормативы, в одночасье оказывается на грани краха. В такой ситуации инвесторы не понимают, какой информации об эмитенте можно доверять, и предпочитают не рисковать",— указывает господин Дудкин. Кроме того, добавляет управляющий директор по банковским рейтингам агентства "Эксперт РА" Станислав Волков, после исключения летом текущего года из ломбардного списка ЦБ выпусков облигаций с рейтингом ниже В инвесторы охладели к таким бумагам.

 

Положение самого банка тоже нельзя назвать очень стабильным. Фактически его рейтинг держится на поддержке Татарстана, показатели деятельности банка слабые, продолжает Станислав Волков. Один из ключевых слабых показателей банка — ликвидность. Хотя нормативы по ликвидности существенно улучшились с апреля 2016 года, когда Татфондбанк получил на санацию банка "Советский" около 15 млрд руб., сейчас есть риск их ухудшения. Как ранее сообщал "Ъ", миноритарии банка уже оспорили в первой инстанции межбанковский кредит от "Советского" Татфондбанку на 14,8 млрд руб. (см. "Ъ" от 3 октября). Если Татфондбанку не удастся обжаловать решение суда, то возврат этого кредита "Советскому" может стать критичным. И в этой ситуации привлечение с долгового рынка 3,8 млрд руб. (по курсу на 2 ноября) вместо планируемых 9,8 млрд руб. для банка — очень слабый результат, заключают эксперты.

 

Юлия Локшина, Виталий Гайдаев