В рейтинге Doing Business Россия вышла на 40-е место, но рост оказался полностью "бумажным": по новой методологии рейтинга речь идет о падении на четыре пункта. И если бы власти Петербурга не отменили пару лишних процедур в строительстве, положение было бы еще хуже.
Что хорошего приходит из Питера
Александр Коряков / Коммерсантъ

"Хочу, чтобы у меня все было!" — требовал у золотой рыбки герой бородатого анекдота. Золотая рыбка, как известно, желание исполнила: "Ладно,— сказала,— у тебя все было",— и предоставила герою тосковать о прекрасном прошедшем. Кажется, нечто подобное пережило на днях правительство РФ. В роли золотой рыбки невольно выступила группа Всемирного банка (ВБ).

 

Из опубликованного 25 октября доклада ВБ "Ведение бизнеса 2017: равные возможности для всех" следует, что указ президента РФ, согласно которому в 2015 году Россия должна была подняться в рейтинге Doing Business на место не ниже 50-го, был не то что почти выполнен, а даже сильно перевыполнен. По уточненным ВБ данным, год назад Россия была не на 51-м месте, как отмечалось в предыдущем докладе, а на 36-м. Но радоваться уже нечему: сейчас мы на 40-м месте. Впервые с момента, когда продвижение в рейтинге стало политической задачей, текущая оценка РФ оказалась хуже пересчитанной за предыдущий период, хотя пересчет всегда происходил в сторону повышения и, таким образом, был полезен. По крайней мере, был полезен в смысле выполнения правительством РФ его, простите за выражение, KPI.

 

Пересчет в принципе бывает вызван двумя факторами. Во-первых, изменением методологии. Оно происходит постоянно — это следствие стремления авторов сделать рейтинг более точным и охватить больше параметров, с одной стороны, и претензий якобы недооцененных стран-участниц — с другой.

 

Например, в 2014 году введение в число показателей "дистанции до лучших практик" и переход на расчет рейтинга для стран с населением свыше 100 млн человек не по одному крупнейшему городу страны, а по двум привел к пересмотру оценки России за 2013 год на 28 пунктов (64-е место вместо 92-го). Потому что в Москве бизнес всегда чувствовал себя неважно (данные субнационального исследования 2012 года), а Санкт-Петербург, ставший второй точкой замеров для РФ, был городом в некоторых отношениях чуть более приятным. После введения в 2015 году оценки качества оказалось, что РФ заслуживала в 2014-м не 62-е место, а 54-е — благодаря надежности энергоснабжения.

 

В этом году методология тоже менялась: ВБ стал учитывать гендерную дискриминацию, а также ввел отдельный показатель для процессов, происходящих после уплаты налогов (возврат НДС, налоговый аудит, корректировка налоговых деклараций). Но эти изменения на ретроспективную оценку РФ почти не повлияли, утверждает соавтор исследования Валентина Салтане.

 

Повлиял другой фактор — уточнение данных. К способам сбора информации Всемирным банком российские власти не раз предъявляли претензии, утверждая, что эксперты ВБ общаются не с теми респондентами, а те респонденты, с которыми они общаются, просто не в курсе, как меняется жизнь. Судя по тому, что оценки России по международной торговле за прошлый год были пересчитаны так, что в подрейтинге страна поднялась разом со 170-го места до 138-го, в ВБ эти замечания учитывают.

Наша команда ездила в Москву и в Санкт-Петербург, специально ездила в порты посмотреть, как происходят разные процессы, ознакомиться более углубленно с организацией экспорта-импорта. Мы сделали пересчет тарифов и подкорректировали оценку временных издержек, в связи с этим рейтинг улучшился,— объяснила Салтане пересчет показателя.

Одна проблема: дальше рейтинг стал ухудшаться (в том числе и по вышеупомянутой международной торговле — в этом году у РФ там 140-е место). И происходит это по единственной причине: чтобы после всех пересчетов Россия не теряла позиции, правительство должно предпринимать такие действия, которые по методике ВБ могли бы быть засчитаны как "реформы". Однако все реформы, отмеченные в последний год (сокращение процедур по получению разрешений на строительство нежилых зданий и отмена отдельных разрешений на возведение забора вокруг стройплощадок), касаются только Санкт-Петербурга. Более того, впервые за пять лет в докладе ВБ отмечена одна "контрреформа": обязательность попытки досудебного урегулирования споров между компаниями, по словам Салтане, "удлинила процесс на целый месяц".

В прошлом году,— напомнила Салтане,— в России было отмечено пять реформ. В этом году в список стран, проявивших себя как самые активные реформаторы, вошли Казахстан (семь реформ, 35-е место в рейтинге), Грузия (пять реформ, 16-е место) и Беларусь (четыре реформы, 37-е место). То есть страны Восточной Европы и Центральной Азии сохраняют высокий темп реформ. Но Россия его не выдерживает. Мы видим, что, хотя в правительстве РФ идет активная реформаторская деятельность, эти реформы несильно повлияли на реальные ежедневные процессы, с которыми сталкивается малый и средний бизнес.

НАДЕЖДА ПЕТРОВА