Вытеснение человека из экономических цепочек, сокращение рабочей недели, концепция безусловного базового дохода и проблема избытка свободного времени – какие возможности открывает распространение технологий ИИ.
Позабыты хлопоты. Как искусственный интеллект изменит мир
REUTERS / Philippe Wojazer

Чем будет заниматься человек, когда роботы будут заниматься всем? На протяжении тысячелетий физический труд оставался основным фактором экономического производства: и 2000, и 200 лет назад ручной труд обеспечивал выживание человека. Промышленная революция изменила роль человека в экономическом процессе — став меньше использовать руки, человек стал больше вовлекать голову. Сегодня искусственные нейронные сети (новая технология принятия решений, известная как «искусственный интеллект»)  часто способны превзойти функциональность человеческого мозга. Как человеку, лишенному традиционных экономических ниш, найти свое место в новой экономической цепочке и что делать с высвободившимся временем?

 

Краткая история труда

 

На протяжении большей части истории физический труд являлся основным фактором экономического производства, а качество жизни не менялось столетиями (см. график). Промышленная революция XVIII-XIX веков изменила привычный уклад: от сохи человек встал к станку, и по мере роста количества и сложности станков экономический выпуск на душу населения, а вместе с ним и благосостояние стали расти невиданными доселе темпами.

 

 

Технический прогресс оказался фантастически благоприятным для человека как для носителя трудового ресурса. При сокращении рабочих мест в старых сегментах экономики с низкой производительностью труда — например, в сельском хозяйстве или в индустрии гужевых перевозок — неизменно появлялись рабочие места в новых сегментах экономики с более высокой производительностью труда. Перемещение с полей на фабрики и с лошадей на автомобили сделало переместившихся богаче. Будет ли так всегда?

 

Человек как носитель трудового ресурса использует в экономическом производстве руки и голову. В традиционной классификации «синие воротнички» в большей степени задействуют первое, «белые воротнички» — второе. И если механизация ручного труда, лежавшая в основе промышленной революции, продолжается уже 200 лет, то работа над репликацией функциональности человеческого мозга — явление гораздо более новое.

 

Искусственный интеллект

 

Основным кандидатом на роль искусственного интеллекта (ИИ) является искусственная нейронная сеть — математическая модель, а также ее программное и аппаратное воплощение, построенная по принципу организации и функционирования биологических нейронных сетей — сетей нервных клеток живого организма.

 

Сегодня алгоритмы на основе ИИ уже умеют распознавать и переводить речь в реальном времени, стали распознавать графические изображения лучше, чем человек, научились играть в го (одну из самых сложных настольных игр с участием двух игроков) лучше, чем человек, вероятно, скоро научатся управлять автомобилем лучше, чем человек. Улучшилась, хотя пока еще и уступает ловкости человеческих рук, способность роботов механически манипулировать разнородными объектами.

 

Изучение влияния ИИ на рынок труда и экономику в целом становится все более актуальным в связи с быстрым развитием сопутствующих технологий, а также ростом инвестиций, ускоряющих и без того заметный прогресс.

 

Инвестиции в искусственный интеллект

 

Анализ направлений текущих венчурных инвестиций в ИИ может помочь обозначить границы возможного влияния ИИ на различные сектора экономики на горизонте 10-15 лет — среднего времени жизни венчурного инвестиционного фонда, в течение которых инвесторы ожидают увидеть осязаемые результаты работы своих портфельных компаний.

 

Венчурные инвестиции в технологические компании, работающие с ИИ, выросли с $430 млн в 2012 году до $1,7 млрд только в первом полугодии 2016 года.

 

 

Основываясь на исследовании, проведенном фондом Flint Capital, мы проанализировали порядка 250 частных компаний, работающих с ИИ в США, Великобритании и Канаде и привлекших внешнее финансирование в первом полугодии 2016 года. Каждая из вошедших в обзор компаний была классифицирована как работающая над технологиями, дополняющими деятельность человека, замещающими деятельность человека и не влияющими на деятельность человека.

 

 

38% вложений в ИИ в первой половине 2016 года были направлены на автоматизацию человеческой активности. Рутинный сбор данных, ответы на типовые клиентские запросы, перемещение продукции внутри склада или даже разработка дизайна веб-сайтов могут быть осуществлены практически без вовлечения человека.

 

35% средств, вложенных в ИИ, были направлены на дополнение деятельности человека. Концепция дополнения (augmentation) и совместной работы человека и машины более новая, чем концепция автоматизации (automation) и замены человека машиной. Мы считали технологию дополняющей деятельность человека, если для ее работы необходимы специфические и/или трудно приобретаемые знания, а также опыт оператора на этапе постановки задачи и/или получения результата.

 

Примером взаимодействия между человеком и машиной является поиск информации в интернете — интернет-поисковик предоставляет пользователю средства для оптимизации поиска, однако оставляет за ним финальное решение о том, какой результат использовать. Компании, привлекавшие финансирование в первом полугодии 2016 года, занимаются аналитикой, поиском и подготовкой информации, а также активностями, требующими одновременной высокоточной ручной и интеллектуальной работы, как, например, при проведении хирургических операций.

 

Наконец, 27% инвестицией в ИИ пришлось на компании, влияние которых на человеческую активность либо мало, либо сложно оценить. Например, ИИ применяется в рекомендательных системах сервисов интернет-торговли или системах компьютерной безопасности — уже действующих с минимальным вовлечением человека.

 

Труд и искусственный интеллект

 

Применение ИИ в той или иной индустрии не означает быстрого и полного вытеснения человека за пределы производственной цепочки. Напротив, в краткосрочной и среднесрочной перспективе стоит ждать не замещения человека интеллектуальным программным обеспечением и роботами, а сосуществования искусственного и естественного интеллектов вместе с перетеканием рабочих мест из старых секторов экономики в новые. Например, можно ожидать сокращения занятости в сферах сбора и первичной обработки данных и одновременного роста спроса на аналитиков, способных интерпретировать данные, собранные машинным путем.

 

А что в долгосрочной перспективе? С одной стороны, экономическая история последних 200 лет учит нас тому, что такое перетекание рабочих мест может быть фактически постоянным. На смену низкопроизводительных человеческих активностей в старых секторах экономики всегда приходили новые, более высокопроизводительные человеческие активности, к неизменной экономической выгоде самого человека. Машины, как орудия труда, становясь все более сложными и продуктивными, замещали ручной труд, оставляя человеку роль контроля над постоянно усложнявшимися производственными процессами.

 

Классическое программирование, за последние 50 лет повысившее вариативность функционирования машин в ограниченном наборе заранее описанных ситуаций, как механизм контроля не может сравниться с самообучаемыми биологическими нейронными сетями (человеческим мозгом). Но алгоритмы ИИ могут. Сегодня человек программирует компьютеры, но в скором будущем будет их дрессировать, как дрессируют собак. В каких-то областях «выдрессированные» компьютеры уже превзошли человека, и со временем таких областей будет становиться только больше.

 

Если исторически технический прогресс вытеснял человека из ниши ручного труда в сторону большего использования мозга, то на последнем витке технического прогресса сам мозг стал объектом инноваций. Учитывая продолжающуюся роботизацию производственных процессов, может статься что вековая максима — новые рабочие места вместо старых — окажется больше не верна и неизбежным элементом дальнейшего экономического роста станет устранение человека из большинства экономических цепочек.

 

Некоторые экономисты прошлого высказывали предположение, что человеческий труд со временем станет структурно избыточным ресурсом. Джон Мейнард Кейнс, оценивая экономические перспективы технического прогресса, предсказывал возможность сокращения рабочей недели до 15 часов к 2030 году. Так ли он далек от истины? Со времен Кейнса в развитых странах рабочая неделя при устойчивом росте доходов на душу населения сократилась с 50+ часов до сегодняшних 40. В настоящее время некоторые шведские компании переходят с 8-часового рабочего дня на 6-часовой, экспериментирует с 30-часовой рабочей неделей Amazon.

 

Еще одной манифестацией уменьшения значимости человеческого труда в экономическом процессе становится происходящее на наших глазах возвращение от «Разработано в Калифорнии, собрано в Китае»  к «Разработано в Калифорнии, собрано в США». Производственные роботы выгоднее размещать ближе к рынкам сбыта, нежели в странах с более дешевыми, но не востребованными трудовыми ресурсами.

 

Исключение человека из экономических цепочек является дополнительным аргументом в пользу набирающей популярность концепции безусловного базового дохода — дохода, гарантированного человеку вне зависимости от того работает тот или нет. В Швейцарии вопрос о безусловном базовом доходе недавно выносился на референдум (однако граждане проголосовали против), в Голландии концепцию безусловного дохода обсуждают в парламенте, в Германии сторонники безусловного дохода образовали новую политическую партию, ставящую перед собой единственную цель — воплотить идею безусловного дохода в жизнь, в Канаде концепцию безусловного дохода планируют протестировать в Онтарио. Экспериментируют с идеей базового дохода Финляндия, Новая Зеландия и даже Кения. А теперь еще и Кремниевая долина.

 

Бизнес-инкубатор Y Combinator собирается изучать различные аспекты безусловного базового дохода на примере пилотного проекта в Окленде, Калифорния. Сэм Альтман, президент Y Combinator, констатирует, что несмотря на то, что остается неясным, как финансировать безусловный доход сегодня, в мире, в котором технологии замещают рабочие места и безусловный базовый доход становится необходимостью, технический прогресс обеспечит необходимые ресурсы.

 

Если исторически безусловный доход ассоциировался в основном с идеями утопистов, социалистов и популистов, то сегодня эта концепция подкреплена новыми экономическими предпосылками — объективностью вытеснения человека из экономических цепочек, что способно заставить и сторонников традиционного капитализма пересмотреть свои взгляды. Учитывая что подавляющее большинство развитых стран по форме правления являются демократиями со всеобщим избирательным правом, можно предположить, что концепция безусловного базового дохода со временем будет воплощена в жизнь. Современные демократические государства всеобщего благосостояния проголосуют «за».

 

Чем заняться человеку, если его участие в экономическом процессе перестает быть необходимым? В 1930 году Кейнс писал:

Нехватка ресурсов и борьба за существование являются основными проблемами человечества со времен начала цивилизации. <...> (Однако эти проблемы) могут быть решены в течение 100 лет. Это означает, что экономические проблемы не являются перманентными проблемами человечества. <...> Впервые в истории человек столкнется со своей главной и перманентной проблемой — как использовать свою свободу от тяготеющих экономических забот.

Протестировать столкновение с перманентной проблемой человечества по версии Кейнса должен пилотный проект Y Combinator и другие подобные проекты. Не обремененные заботой о базовых потребностях, будут ли люди бездельничать или найдут себе творческое занятие? Добьются ли большего и будут ли счастливы?

 

На смену превалирования экономических активностей человека придет превалирование неэкономических активностей, а высшая точка развития технологической цивилизации не столь отдаленного будущего, возможно, окажется в чем-то сродни устройству рабовладельческих обществ прошлого — патрициев, окруженных рабами, — с той разницей, что привилегией неопатриция будет обладать каждый человек по праву рождения, а рабов заменят умные роботы.