Московская биржа продолжает борьбу с "биржевым спамом" — заявками на сделки, которые заведомо не могут быть исполнены и только перегружают инфраструктуру.
Для участников торгов вводятся новые штрафы
Анатолий Жданов / Коммерсантъ

В конце прошлой недели Московская биржа внесла изменения в регламент "Параметры для расчета сборов за неэффективные и ошибочные транзакции", введя новый вид сбора за так называемую "ошибку 3" — "Сейчас эта сессия не идет". Это означает, что заявки, выставленные участниками вне торговой сессии (это касается в основном времени до начала торгов) на срочном рынке, будут штрафоваться. "Величина сбора колеблется от 1 тыс. руб. до 30 тыс. руб. за день",— сообщили на Московской бирже. Нововведение действует с 21 октября.

 

Это очередная мера, призванная сократить объем "биржевого спама" — пустых заявок, перегружающих торговую инфраструктуру биржи. По данным Московской биржи за прошедшую торговую неделю, в течение дневной сессии на срочном рынке совершалось в среднем около 12 млн успешных транзакций, соотношение успешных и ошибочных транзакций составляло порядка 1,5%. "Ряд высокочастотных трейдеров избыточным количеством транзакций перед началом торгов или во время клиринговых сессий перегружают каналы связи, создавая неудобства остальным участникам торгов",— пояснили на бирже.

 

Сейчас на торговой площадке всего несколько потенциальных жертв новых штрафных мер. Точное число нарушителей на бирже не назвали, однако известно, что это HFT-трейдеры (High-frequency trading, высокочастотная торговля). Они "попали под санкции" из-за неотлаженных торговых алгоритмов, которые и генерируют основную часть непроизводительной нагрузки. Значительная часть таких трейдеров использует "неотлаженные" алгоритмы сознательно. "Не все участники успевают снять заявки, которые остаются с вечера. И с помощью несложных расчетов, основанных на корреляции с зарубежными площадками, или опираясь на утренний новостной фон, можно добиться моментальной прибыли, удовлетворив не снятые заявки чуть выше или чуть ниже прогнозного открытия рынка",— говорит руководитель управления брокерских операций компании "Алор" Антон Ванин. Однако вовсе не обязательно, что "ошибку 3" совершают именно такие участники.

 

В целом, полагают эксперты, затраты в связи с введением нового сбора если и увеличатся, то незначительно. Но сам факт подобных ограничений не вызвал на рынке энтузиазма. "Биржа закрыта, но сервера работают. Вы постучались, а с вас взяли денег, не оказав никакой услуги",— поясняет управляющий директор "Финам менеджмент" Владимир Твардовский. Кроме того, как указывают брокеры, в борьбе с "биржевым спамом" было бы более эффективным введение на срочном рынке системы аукционов открытия, аналогично тому, как это уже работает на фондовой секции. По ней заявки биржа начинает принимать за 10 минут до открытия рынка. В рамках этого интервала в случайном порядке выбирается промежуток времени, в котором рассчитывается рыночная цена, учитывающая дисбаланс спроса и предложения, по которой возможно удовлетворить наибольшее количество заявок, она и становится ценой открытия. Первыми удовлетворяются заявки, максимально приближенные к ней по цене. Это безо всяких штрафов позволяет установить наиболее эффективную цену, избежать гэпов на открытии и манипулирования.

 

Причины, по которым в случае со срочным рынком биржа решила применять другой механизм, не раскрываются. "Разговоры об аукционах открытия на "срочке" ведутся уже много лет. Еще с тех пор, когда ММВБ и РТС существовали раздельно. Однако почему-то эта тема постоянно откладывается",— говорит господин Твардовский. По словам Антона Ванина, проблема, возможно, кроется в дороговизне такого решения: "Внедрение аукциона сопряжено с модернизацией технологической платформы срочного рынка". На Московской бирже подтвердили, что планы реализовать этот механизм на срочном рынке по-прежнему существуют, однако вопрос аукциона открытия не имеет прямого отношения к вводимому биржей сбору и не является первостепенным. Подобного рода сервис, пояснили на бирже, не является ключевым для функционирования рынка, и его реализация никак не скажется на ликвидности рынка или объемах торгов.

 

Мария Сарычева