Для зарплат вводится почасовой минимум. Что это даст? Выяснял Кирилл Журенков.
Имей сто рублей
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Одна из первых инициатив новоизбранной Госдумы — введение в России почасовой оплаты труда — заставила вспомнить, а что вообще у нас сегодня с заработной платой? И почему она такая, какая есть?

 

Этой законодательной инициативе уже не один год, и вот — очередная попытка: в Госдуму только что внесен законопроект за номером 393-7, инициированный целой группой депутатов, об установлении минимального почасового размера оплаты труда. Согласно тексту законопроекта, так называемый МРОТ, применяемый для регулирования оплаты труда, должен выражаться "в виде минимального допустимого почасового размера оплаты труда (МПРОТ.— "О")". Поясним: сегодня МРОТ исчисляется за месяц, а депутаты предлагают установить его размер за 1 час. И даже определяют, ниже какой планки не должна опускаться стоимость часа труда российского работника,— всего 100 рублей.

 

Справедливости ради подчеркнем еще раз: 100 рублей — низшая планка, в проекте закона предусмотрены коэффициенты, например по профессиональным критериям. А также отмечается: речь исключительно об оплате труда работников, иное применения МПРОТ (например, для вычисления размеров пособий) не допускается. Зачем все же понадобился новый минимум?

 

Очевидный ответ — заметное повышение минимальной зарплаты. Судите сами: сегодня МРОТ находится на уровне 7500 рублей в месяц, а МПРОТ поднимет эту сумму до... 16 500 рублей. На кону — 4,8 млн россиян, именно столько сегодня получают минимальную зарплату, согласно вице-премьеру Ольге Голодец. Да и соседи косятся: в развитом мире почасовая оплата введена уже давно. "Международным бюро труда было установлено, что минимальный размер почасовой оплаты труда не может быть менее 3 долларов США",— отмечают авторы законопроекта, который обсуждается уже столько времени, что курс доллара безнадежно вырос (вместо 100 рублей за те же 3 доллара нынче дают уже 187).

 

Тем не менее, инициаторы стоят на своем:

Предлагаемые меры являются обоснованными и призваны устранить действующую несправедливость в отношении граждан, более 20 млн которых уже находятся за чертой бедности.

Потянем? Буквально на днях та же Ольга Голодец заявила, что социальный блок правительства намерен отстаивать эту идею, однако, мол, единства в верхах пока не наблюдается, финансовый блок, по ее словам, даже против простого повышения МРОТ. Сами профсоюзы, на которые она ссылается, спешат уточнить: речь должна идти не о замене МРОТ на МПРОТ, а только о дополнении, да к тому же сейчас, в кризис, подобную реформу нужно внимательно обсудить, иначе последствия могут быть "непредсказуемы".

 

Алексей Скопин, профессор Московского гуманитарного университета, предлагает вспомнить, откуда вообще взялась почасовая оплата труда и почему стала такой популярной. Как выясняется, и это — из-за океана: придумали почасовую оплату профсоюзы во времена великой депрессии в США, когда работодатели нанимали людей практически даром — в выигрыше от новой схемы оказались все. Предприниматели получили возможность официально брать работников буквально на пару часов, работники теперь знали, сколько за это получат, а профсоюзы могли все контролировать. В этом контексте МПРОТ, конечно, намного выгоднее для работников, отмечает эксперт.

И если держать в голове сложившуюся на нашем рынке труда ситуацию, когда наемные работники всегда проигрывают по размерам заработка предпринимателям, когда люди готовы работать буквально за копейки, то появление МПРОТ, конечно, плюс,— уточняет он.

Однако, добавляет эксперт, есть важный нюанс.

 

По мнению Скопина, 100 рублей — это категорически мало, это "выход за пределы нищеты в сторону бедности". Для больших городов 800 рублей в день, из которых половина уйдет на дорогу и питание, будет не хватать, отмечает эксперт и подчеркивает: саму сумму нужно поднимать обязательно!

 

Впрочем, "особый зарплатный путь" России вряд ли стоит считать причудой — у него свои обоснования и своя предыстория. Как объясняет ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Игорь Поляков, нынешние стандарты начисления заработной платы, по сути, еще советские, просто несколько модифицированные в новое время. Еще тогда, при Советском Союзе, возникло понятие "квалификация", например в образовании или медицине, от которой зависела зарплатная ставка.

Были и стимулирующие надбавки для работников сложных отраслей, региональные коэффициенты,— говорит эксперт.— К буровым платформам в Сибирь завозили работников вертолетами, они работали там вахтовым методом, зачастую с переработками, получали хорошие деньги, причем все — от рядовых мастеров до руководителей,— затем отдыхали неделю-другую в ближайших городах. О какой почасовой оплате при такой работе вообще может идти речь? В отраслях, которые обеспечивают экономическую стабильность или, как в случае с железными дорогами, буквально скрепляют Россию, сложились свои традиции начисления зарплат, и в новое время трогать их просто не стали.

— Вопрос с заработной платой действительно сложный и комплексный,— подытоживает Скопин.— Возьмем опыт Германии, там сильны профсоюзы, и именно они каждый год заключают особое соглашение с работодателями, в котором определяют минимальный размер оплаты труда в данной профессии, взамен обещая не проводить забастовок. К сожалению, отечественная практика от этого далека, поэтому и введение МПРОТ — лишь часть большой реформы. Тут главное, чтобы она не заменила МРОТ полностью: сейчас власть хотя бы гарантирует месячную зарплату, а что будет, когда перейдут на почасовую? Никаких гарантий?

 

Игорь Поляков тоже считает, что речь о системных вещах — их не перестроить наскоком.

Почасовая оплата труда больше характерна для сферы услуг — ресторанов, отелей, для высокотехнологического сектора, для организаций оптовой торговли, да она там фактически уже есть,— отмечает он.— А само введение МПРОТ стоило бы отложить до лучших времен, когда у нас станут экономически успешны несырьевые отрасли.

Тем временем из Европы пришла очередная радостная для простых работников новость: Европейский суд вынес постановление, что дорога до работы для сотрудников, не "привязанных" жестко к офису,— это тоже рабочее время. Ждем новых инициатив от наших законодателей?