Дмитрий Косырев — о том, чем чреват чересчур стремительный экономический рост.
Здравствуй, грусть
Reuters

Дмитрий Косырев

 

Приспособлен ли биологически человек к слишком бурным переменам?

 

Геополитика — это, конечно, хорошо; вот в очередной раз подтверждается (в отчете PricewaterhouseCoopers), что к 2050 году Китай и Индия будут первой и второй экономиками мира по любой системе подсчета. Это важно потому, что в будущей третьей экономике мира, США, возникла целая индустрия "исследований", старающихся доказать, что Китай обрушится, у Индии проблемы, а у США — сплошное счастье впереди.

 

Но обратитесь к врачу, и он вам кое-что расскажет. Например, что, согласно публикации в британском медицинском журнале "Ланцет", уже сегодня Китай и Индия вместе обеспечивают миру 30 процентов пациентов с психическими заболеваниями. Хотя мирового ВВП производят, по одной из двух существующих систем подсчета, только 25 процентов.

 

Речь идет о странах с общим числом жителей примерно 2,650 млрд человек, при населении планеты в 7,2 млрд. Так что цифры людей с психическими расстройствами понятные и не такие уж выдающиеся. Но как же так, если перед нами нации-рекордсмены, бешеными темпами улучшающие свою жизнь?

 

И тут возникает соблазн связать именно бурный рост двух экономик с не менее бурным ментальным выпадением людей из эпохи славных перемен. А что если люди — их организм, их психика — просто не выдерживают прогресса?

 

Давайте посмотрим, как относятся к ситуации сами жертвы сверхдержавности. Индийский материал в газете "Пионер" сообщает, что оба общества — закрытые (не любящие откровенности по части разных личных проблем человека). Говоря другими словами, главная их проблема в том, что психические расстройства там — не столько заболевание, сколько общественное клеймо. Общества отторгают "психов".

 

Для сторонников "индийской" версии происхождения русского народа это может быть интересно. У нас ведь то же самое, начиная с характерного слова "ненормальный". И еще не забудем об упорном отказе пациента признавать, что у него психическая проблема,— такое случается не в каждой стране.

 

Так или иначе, оценки индийских медиков печальны: только 10 процентов психиатрических пациентов получают адекватную медицинскую помощь. В общем, нужна новая отрасль медицины, поскольку — отмечает газета — наступает "глобализация" (она же прогресс, развитие и прочие радости).

 

Теперь Китай, где буквально одновременно вышла статья в "Жэньминь жибао" на ту же тему. Из нее видно, что зря индийцы считают эти два общества похожими. Китай, конечно, не Япония, где самоубийство — высокое и уважаемое публикой искусство, но вообще-то вся древняя китайская литература переполнена суицидальными персонажами, демонстрирующими все признаки депрессии или расстройств посильнее. Строка "здравствуй, грусть" принадлежит, конечно, Полю Элюару, но она очень китайская. Платок, мгновенно промокший от слез (или, извините, от рвоты),— классика множества романов и новелл.

 

И вот "Жэньминь жибао" напоминает о культе очередного погибшего титана шоу-бизнеса, Цяо Жэньцзяна, о том, как он научился всегда улыбаться на публике. Говорит о звезде из Гонконга Лесли Чуне, спрыгнувшем с небоскреба (это 2003 год, когда в Китае впервые начали осознавать, что такое депрессия)... И напоминает то самое: что в Китае — один из самых высоких в мире процентов — не абсолютных цифр — психических расстройств, что одной лишь депрессией страдает 90 млн человек. И это напрямую связано с тем, что современная жизнь полна стрессов.

 

Заметим, авторы этих материалов, в Индии и Китае, не спорят, что жить стало лучше, что улучшения есть каждый год. Но лучше не значит веселее.

 

Разница в ситуации в Индии и Китае, повторим, есть. В Китае депрессии и прочие смежные заболевания, скажем так, модны. Хотя признается, что лечить эпидемию там тоже пока не умеют. Китайцы при этом говорят одну существенную вещь: психический надлом характерен вовсе не обязательно для старшего поколения, которое ненавидит разрушение привычных конструкций жизни, а как раз для молодежи.

 

Хочется вспомнить наши 1990-е годы, время развала общества с его ценностями, крушения славных карьер и просто множества человеческих жизней. Знакомые медики тогда говорили мне, что в стране — дикая эпидемия тяжелейших психических заболеваний, это видно просто на глаз на улице, но что делать — неясно, да об этом никто и не говорит.

 

Но 1990-е у нас были годами катастрофы. А в случае с Индией и Китаем — речь о годах успехов, роста, развития стран, то есть о предмете зависти десятков других государств планеты. А что если успех ничем не лучше развала, ну, человек просто не приспособлен биологически к слишком бурным переменам?

 

Здесь хочется вернуться даже не к 1990-м, а в еще более раннюю эпоху. Какое-то время я, поработав в газете "Правда" под руководством академика Виктора Афанасьева (блестящий был главный редактор), оказался затем подчиненным другого академика (философа), Ивана Фролова. Который был очень увлечен идеей создания Института человека.

 

И ведь создал. Для изучения взаимосвязи человека, природы и общества (экология человека, генетика человека, диалектика природного и социального в развитии человека)... Все то самое. Сам дослужился до членства в политбюро на краткий период в 1990-1991 годах, умер — в соответствии с заветами китайской поэзии — в Ханчжоу в 1999 году. Институт закрылся в 2006 году. Так вот по существу вопроса: прав был академик. С человеком надо бы полегче, особенно по части перемен, в том числе хороших. Вы сначала поймите, что это за создание, а потом улучшайте его жизнь.

 

Вообще-то психика человека не выдерживала темпов перемен, видимо, всегда, просто раньше не пытались разобраться в этом феномене. Хотя можно было бы заметить много всяких "мелочей", например, как в традиционно винодельческих, аграрных зонах не знали (и сегодня не знают), что такое алкоголизм, а вот в больших городах ситуация совсем другая. Человек тот же, продукт тот же, жизнь — нет.

 

В порядке пессимистического послесловия: а для кого-то неспособность людей выдерживать несвойственные им темпы и нагрузки жизни — бизнес, да еще какой. Хорошо было, когда люди потребляли для стимуляции, улучшения настроения природные продукты минимальной переработки — чай, кофе и прочее. А сегодня... Вот США, "догнать и перегнать" которые по качеству жизни вроде бы должны хотеть китайцы и индийцы. Помнится, недавно в "Вашингтон пост" описывался очередной эпизод творчества американского медицинского лобби. Которое, оказывается, создало настоящую эпидемию потребления опиоидов (болеутоляющих препаратов; не знаете, что они часто "утоляют",— спросите у доктора Хауса). Фармацевтические компании в США создали клиентуру из 2,1 млн человек, которые без этих препаратов жить не могут (от передозировки умерло 165 тысяч человек с начала века). И продолжают, несмотря на суды, агрессивный маркетинг своей продукции. В том числе утверждают, что привыкания эта продукция не вызывает.

 

О каких деньгах речь: мировой рынок болеутоляющих опиатов (только их, не говоря о непосредственно психотропных средствах) газета оценивает в 160 млрд долларов в год. А сколько еще сот миллионов неохваченных клиентов в Индии и Китае? Да это же просто праздник какой-то!..