в рамках судебных разбирательств о банкротстве должников.
Кредиторы борются за равноправие
Сергей Бобылев / Коммерсантъ

Верховному суду предстоит разобраться, может ли кредитор, купивший право требования у банка, без просуживания долга инициировать банкротство своего должника. Закон предоставляет такое право только кредитным организациям, но компания настаивает, что по договору уступки прав от банка она получила не только право требовать долг по кредиту, но и возможность банкротить без взыскания долга через суд. По мнению юристов, уравнивание банков и любых юрлиц в правах кредиторов излишне и может привести к массовым обращениям за банкротством по долгам, не подтвержденным судебным решением.

 

Вопрос о том, может ли компания, приобретшая у банка на основании договора цессии требования к другой компании, обанкротить последнюю без наличия отдельного судебного решения о взыскании задолженности, будет сегодня рассматриваться в Верховном суде (ВС) РФ. ООО "Евразийская торговая компания" (ЕТК) в деле о банкротстве АО РБП (завод в Саратовской области по производству кровельных и гидроизоляционных материалов) с лета прошлого года пытается ввести процедуру наблюдения и включить приобретенные у АКБ "Абсолют-банк" права требования к заводу в размере 863,1 млн руб. в третью очередь реестра требований кредиторов.

 

Поскольку закон требует наличия вступившего в силу решения суда о взыскании средств для начала процедуры банкротства, а исключение сделано лишь для банков, арбитражные суды трех инстанций оставили заявление ЕТК без рассмотрения. Компания настаивала, что раз долг основывается на кредитном договоре, а требования приобретены по договору цессии, она получает право заявить свое требование в порядке, предусмотренном для кредитных организаций. Но суды с этим не согласились (наблюдение в отношении РБП было введено по требованию другого кредитора). ЕТК обратилась с жалобой в ВС. Подчеркивая, что является правопреемником банка на основании договора цессии, и ссылаясь на положения Гражданского кодекса РФ, компания указывала, что "право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода".

 

Инициирование банкротства дает возможность кредитору выбрать СРО арбитражных управляющих, член которой ведет процедуру. На практике это, как правило, означает, что управляющий нелоялен к должнику и действует в первую очередь в интересах кредиторов. Опрошенные "Ъ" юристы считают, что закон облегчает процедуру банкротства должника именно банкам-кредиторам и других не стоит уравнивать с ними в правах. Советник BGP Litigation Сергей Лисин поясняет, что основания возникновения задолженности перед банком не ограничиваются кредитным договором — это могут быть поручительства, гарантия или аккредитив. "На мой взгляд, в подобной ситуации право на упрощенное банкротство излишне даже для банков,— отмечает юрист.— Логичнее и правильнее было бы предоставить возможность банкротства без просуживания долга, исходя не из держателя долга, а из характера отношений с должником, очертив круг отношений, например, только кредитным договором". Партнер юридической компании "Лосев и партнеры" Вячеслав Лосев не видит реальной ценности в особых правах кредитных организаций, но считает, что шансы ЕТК на успех невысоки.

Непросуженный долг несет в себе определенные риски при принятии заявления о признании должника банкротом,— подчеркивает руководитель юридического департамента АКБ "Ланта-банк" Дмитрий Шевченко.

По его словам, наличие вступившего в силу решения суда о взыскании долга — это безусловный аргумент, который упрощает процедуру признания заявления о банкротстве обоснованным и экономит время. Уравнивание юрлиц и банков, полагает юрист, может привести к массовой подаче заявлений о банкротстве без подтверждения требований кредиторов судебными актами, что усложнит работу судей по проверке обоснованности требований.

 

Андрей Райский