Как и зачем появляются засекреченные статьи бюджета.
Очерняющие действительность
Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Минфин предложил увеличить секретные расходы почти на 680 миллиардов рублей, до 3,66 триллиона рублей, при общем бюджете в 16 триллионов 99 миллиардов рублей. Таким образом, траты, за которые правительство не будет отчитываться, достигнут исторического максимума со времен распада СССР — 22 процентов.

 

Не нашего ума дело

 

Федеральный бюджет с каждым годом становится все секретнее. В 2005-2012 годах его закрытая часть составляла в среднем 11,2 процента, в 2014 году — чуть более 15 процентов, в 2015-м — 21 процент, в 2016-м — 22 процента.

 

Разумеется, львиная доля засекреченных расходов приходится на раздел «Национальная оборона». Поэтому вполне естественно, что предложение Минфина наводит на подозрения о милитаризации российской казны.

 

Как распределяются тайные расходы, можно судить по прошлому году: тогда засекретили 67 процентов военных трат. Но секреты есть и в других бюджетных статьях. Например, в разделе «Национальная экономика» было засекречено семь процентов расходов, в разделе «Образование» — 4,3 процента, «Здравоохранение» — 3,6 процента, «Культура» — 0,1 процента. Скорее всего, в нынешнем году будет похожая картина.

 

Засекреченность этих, на первый взгляд, сугубо мирных расходов можно объяснить только тем, что они, вероятно, каким-то образом связаны со сферой безопасности. Например, речь может идти о финансировании военной медицины или специальных военных учебных заведений.

 

На фоне возможного увеличения засекреченных расходов ухудшается ситуация с бюджетным дефицитом, который может вырасти с 3,3 до 3,6 процента ВВП. Впрочем, зампред Внешэкономбанка Андрей Клепач предсказывал дефицит как раз на уровне 3,5-3,6 процента ВВП.

 

Примечательно, что финансовое ведомство, предлагая нарастить объемы секретных трат, одновременно задумывалось и о повышении фискальной нагрузки. Так, предлагалось увеличить все основные налоги на один процентный пункт, ввести дополнительные акцизы на сахаросодержащие напитки, предусмотреть НДС для иностранных интернет-магазинов, не выплачивать пенсии работающим пенсионерам, заменить индексацию пенсий единовременной выплатой в пять тысяч рублей (что было реализовано). Кроме того, Минфин фактически согласился с позицией социального блока о необходимости заморозки пенсионных накоплений еще на год.

 

Броня крепка

 

Позиция руководителя Минфина Антона Силуанова по поводу оборонных расходов со временем менялась. Если его предшественник Алексей Кудрин был последовательным противником роста военных трат, то нынешний министр постепенно дрейфует от попыток сократить военный бюджет в сторону полного единодушия с министерством обороны.

 

В сентябре министр финансов предлагал снизить военные расходы на шесть процентов, урезать траты всех министерств, ведомств и структур, не тронув только социалку.

 

В июне прошлого года, когда проект бюджета-2016 только обсуждался в правительстве, Силуанов предлагал сократить закрытую часть бюджета на 14,6 процента до 3,2 триллиона рублей. Он, правда, оговорился, что расходы оборонного ведомства следует секвестировать в меньшей степени, чем у иных госорганов.

 

Глава Минфина также подчеркивал, что при текущих ценах на нефть дефицит может увеличиться более чем вдвое. Согласно подсчетам Силуанова, доходы бюджета в 2016 году могут упасть на 1,5-2 триллиона рублей. В то же время, как отмечал чиновник, его ведомству «крайне не хотелось бы наращивать заимствования». Похоже, что после дефолта по гособлигациям в 1998 году, экстремально низкий уровень госдолга рассматривается финансовым ведомством как священная корова российской экономики.

Читать далее