Итоги неформальной встречи ОПЕК в Алжире оказались неожиданными для рынков. Комментарии чиновников в ходе заседания были в духе «переговоры продолжаются», что очень напоминало ход предыдущих саммитов ОПЕК, на которых договориться на заморозку квот не получалось. Тем большим сюрпризом стали итоговые договоренности о сокращении квот. Насколько это удивило инвесторов, можно судить по росту Brent на 7%.
Зачем саудитам снижать добычу?
Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Неформальным лидером ОПЕК является Саудовская Аравия, и именно благодаря ее позиции картель решился перейти «от слов к делу». Давайте попробуем разобраться, зачем и почему. В-первых, если бы в этот раз ОПЕК вновь попытался отделаться словесными интервенциями о планах сокращения добычи в будущем, рынки восприняли бы это негативно. Слишком много в последние месяцы было подобных заявлений от чиновников из Саудовской Аравии, России, Ирана, Венесуэлы.

 

Во-вторых, для Саудовской Аравии в текущий момент действительно важно увеличить долларовые доходы. Как известно, для этой страны более 70% поступлений в бюджет составляют доходы от продажи нефти, поэтому цена на Brent стала как никогда актуальна. В Саудовской Аравии наблюдается крупный дефицит бюджета, в 2015 году он составил 98 млрд долларов, соразмерный ожидается и в этом году. Резервные фонды, накопленные в «жирные» годы пусть и составляют почти 600 млрд долларов, но стали быстро таять. Рассматривались варианты урезания зарплаты чиновников, субсидий населению и размещения облигаций на 15 млрд долларов (впервые в истории!). Для жителей Саудовской Аравии, привыкших жить в достатке и благополучии, это стало нонсенсом и могло бы ослабить позиции правящей династии. Кроме того, сейчас саудиты активно борются за лидерство в регионе с шиитским Ираном и спонсируют суннитов в Йемене, а также в Сирии и других странах.

 

Это подтолкнуло Эр-Рияд к активным действиям. Отметим, что, по предварительным договоренностям, Саудовская Аравия согласилась на сокращение квот на 4% относительно августовских уровней, и это больше, чем у других стран. В любом случае пик добычи в этой стране приходится на лето, а осенью ожидалось снижение добычи из-за сезонного падения потребления. Какими будут финальные договоренности, кто на сколько сократит добычу в итоге – покажет время.

 

Роман Ткачук, старший аналитик «Альпари»