Как государство использует кнут и пряник для легализации теневой занятости.
Выманить из тени
Алексей Куденко / Коммерсантъ

Государство стремится пополнить бюджет за счет рядовых налогоплательщиков, для чего хочет расширить налоговую базу самозанятыми и формально безработными. Предложенные стимулы недостаточны для вывода неформальной экономики из тени из-за низкого доверия граждан к государству, а меры принуждения могут усилить социальную напряженность.

 

В среду вице-премьер Ольга Голодец сообщила, что Минтруд подготовил законопроект, обязывающий нетрудоустроенных граждан работоспособного возраста оплачивать медицинские услуги в больницах и поликлиниках. Вчера же идею медицинского «налога на тунеядцев» поддержал Минфин, а летом с аналогичным предложением выступила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Логика чиновников такова: кто не платит налоги и соцвзносы, не имеет права на «бесплатную» медицину, которая существует на эти деньги.

 

Угроза применить кнут дополняется обещанием пряника: на прошлой неделе Владимир Путин предложил объявить двухлетние налоговые каникулы для самозанятых, чтобы облегчить им переход в легальную экономику.

 

В условиях острого бюджетного кризиса стремление государства расширить свою налоговую базу за счет легализации работающих в тени автослесарей, строителей, репетиторов, нянь понятно. В Ульяновске в неформальной экономике заняты 33% работающих, в Анапе – 25%, в целом по России – от 18 млн до 22 млн человек. Риск бедности у них на 20% выше, чем у легально занятых, отмечает Лилия Овчарова из НИУ ВШЭ. Если заставить их платить еще и за медицину, риск бедности и социальная напряженность вырастут.

 

Идея Голодец противоречит cт. 7 Конституции, закрепляющей принцип социального государства, считает правовед Илья Шаблинский. «Скорая» подберет экстренного пациента, но лечить его в клинике без полиса или депозита не будут.

Читать далее