Что может дать блокчейн российской экономике.
Цепи для собственников
Depositphotos.com

По мировой экономике бродит призрак блокчейна. Из выдумки внесистемных маргиналов эта финансовая технология для многих крупных банков превратилась чуть ли не в главное лекарство от рецессии. Аналитики предсказывают, что очередная инновация по темпам распространения превзойдет интернет. А экономисты в связи с этим ожидают серьезных изменений в денежно-кредитной политике. О том, что может дать России внедрение блокчейна, какие возникают выгоды и риски, «Лента.ру» поговорила с Сергеем Чернышевым, координатором рабочей группы по преобразующему инвестированию.

 

«Мир нетерпеливо ерзает в ожидании новой спасительной волны»

 

«Лента.ру»: В начале сентября ирландский производитель молока Ornua провел первую в мире торговую сделку с использованием блокчейна. Канадский ученый Дон Тапскотт утверждает, что именно эти технологии изменят мир в ближайшие десятилетия. Насколько оправданны такие ожидания?

 

Чернышев: Задержимся на минуту на благой вести, которую несет человечеству пророк из Онтарио.

 

Полтора десятилетия назад крах «экономики доткомов» обозначил спад волны информационных технологий как источника глобального роста. С тех пор мир нетерпеливо ерзает в ожидании новой спасительной волны. Сперва нам обещали парад нано-, био-, когно- и прочих технологий — сейчас о них в приличном обществе не вспоминают. Нынче в моде авто-, аэро-, нейро- и другие –неты, но вот незадача: на десятилетнюю перспективу они сулят одни расходы… Финтех ли несет долгожданный рост, или ждать другого?

 

Есть три строгих смысла слова «технология», дающих твердую основу в океане жидкой попсы. Технология — коллективная деятельность с использованием машин, частично замещающих и вытесняющих людей. Привычнее всего для нас материальные (физические, химические, биологические) машины — те, что извлекают, преобразуют и переносят энергию. На их фундаменте с середины прошлого века, с возникновением кибернетики, строят информационные машины, уже с двумя этажами — hard и soft. Потоки энергии в них используются не по прямому назначению, а для отображения, передачи и преобразования знаков. Теперь же появляются трехэтажные машины, где потоки информации в свою очередь кодируются для отображения, преобразования и передачи стоимости. Один из первых, примитивных образчиков трехэтажной стоимостной технологии приобрел популярность под названием «блокчейн». Хотя по существу надо говорить про «распределенные реестры активов».

 

Почему именно финтех обеспечит настоящий прорыв, а не чудеса искусственного интеллекта, роботы, биотехнологии, big data?

 

Положим, отечественные левши изобрели лазерное упрочнение кромки колесных пар. Железнодорожные колеса будут служить в несколько раз дольше, а подорожают при этом от силы на четверть. Без преувеличения — это революция. Но никак не внедряется чудо-технология. Беда в чем? Не в том, что везде засели косные бюрократы, враги изобретателей и рационализаторов. А в том, что уже имеются огромные предприятия, которые производят и ремонтируют колесные пары по-прежнему. А есть еще заводы, производящие станки для этого. Вокруг кварталы, где живут десятки тысяч рабочих, инженеров и техников, получающих зарплату за работу по старинке. Учебные заведения готовят все новых устаревших специалистов. И т.д., и т.п. И как только мы пытаемся внедрить наше ноу-хау — вся эта пирамида рушится. Собственники, вложившие в старую индустрию огромные деньги, встают на уши, в экономике образуются гигантские дыры, вокруг остановившихся заводов нищают моногорода.

 

Поэтому в цену внедрения новой разработки приходится включать компенсацию урона всем тем хозяйствующим субъектам, чью собственность она упраздняет. Чтобы что-то внедрить, надо сначала долго ломать общество, а потом долго и мучительно расплевываться с жертвами этого перелома. На этот барьер налетают все сколько-нибудь серьезные промышленные и энергетические инновации. Обычно для их реализации требуется федеральная целевая программа, проектный офис в правительстве, комиссия при президенте. Да и тогда на внедрение уйдет лет 15-20. И не обойдется без больших потерь и убытков.

 

У Лема в «Звездных дневниках Ийона Тихого» описана планета с обитателями не двух полов, а целых пяти. И чтобы они в установленном порядке познакомились, посватались, вступили в брак, требовалось до полутора веков. Когда один брак заключался — вся планета еще полвека гуляла от радости, что это наконец-то случилось. Примерно так устроены взаимоотношения между собственниками. Точнее, были устроены — до блокчейна.

 

Распределенные реестры активов позволяют решать эту задачу намного проще, быстрее, дешевле. Все отношения между собственниками визуализированы, автоматизированы. Компьютерный бот генерирует алгоритмы расчета компенсаций потерь и баланса приобретений всем сторонам при замене старых активов на новые. И собственники просто проверяют, устраивает ли их размер этой компенсации или нет. Все предельно прозрачно. Сомневающимся бот всегда может расписать по шагам, почему он посчитал именно так.

 

И только если инновация столкнулась с необходимостью проведения беспрецедентной социальной реформы, собирается высокое начальство, вырабатывается новый институциональный стандарт, который затем встраивается как новый программный блок в блокчейн-платформы. И больше к данному вопросу не возвращаются.

Читать далее