Как российские финансисты превращаются в касту неприкасаемых.
Крепостные банкиры
Александр Коряков / «Коммерсантъ»

Престижная профессия банкира и финансиста в России превращается в проблемную. Отрасль находится под жестким регулированием ЦБ, который время от времени «закручивает гайки». В итоге банкиры становятся кем-то вроде неприкасаемых — теми, с кем лучше не иметь дела, чтобы не испачкаться. Все больше кредитных организаций закрывается, все больше топ-менеджеров пытаются вывезти деньги — на этом фоне ЦБ предлагает ограничить банкирам выезд за рубеж. «Лента.ру» выясняла, станут ли руководители финансовых учреждений новыми крепостными и почему их выгоняют из профессии.

 

Граница на ключ

 

Быть банкиром в России становится все сложнее. Множество наказаний ждет тех, кто работает на финансовом рынке, и за всеми здесь пристально смотрит ЦБ, всегда готовый к введению дополнительных ограничений.

 

На встрече президента России Владимира Путина и главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной 13 сентября тоже поднимался вопрос об очередном запрете.

 

Речь шла о том, чтобы банкиры не могли выезжать за рубеж. Разумеется, коснется такая мера не всех: пересечь кордон не получится, если имеются долги перед вкладчиками. То есть запрет актуален для руководителей и владельцев проблемных кредитных организаций.

Может быть, законодательно продумать эту тему. Потому что у нас граждан, которые не платят за ЖКХ или штрафы ГИБДД, могут не выпустить за границу (с задолженностью свыше 10 тысяч рублей из России выехать не получится — прим. «Ленты.ру»), а банкиры с такими огромными суммами долгов спокойно выезжают, — обосновала позицию регулятора Набиуллина.

Путин призвал к аккуратности: ограничивать свободу людей нельзя, подчеркнул он.

Но нужно гарантировать и государство, и общество, и вкладчиков банков от всяких криминальных проявлений. Давайте я соответствующее поручение дам правительству и правоохранительным органам, и вместе с вами подумаем, — предложил президент.

Черная метка ЦБ

 

Реакция на предложение Набиуллиной последовала незамедлительно. Банкиры посчитали, что ЦБ в очередной раз пытается сделать их жизнь сложнее. Звучали слова «крепостные», «железный занавес» — в общем, финансовый рынок воспринял потенциальный запрет в штыки.

Бизнес-модель любого банка предполагает долги перед вкладчиками. После отзыва лицензий подавляющее число кредитных организаций остаются добросовестными, — утверждает финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин.

Он считает, что возможное введение ограничения на выезд для банкиров испортит бизнес-климат в стране.

 

Советник по макроэкономике гендиректора брокерского дома «Открытие» Сергей Хестанов также считает, что инициатива ЦБ ухудшит «и без того плохой» бизнес-климат в России: ограничение на выезд он называет «излишне жесткой обеспечительной мерой».

 

Бизнес-омбудсмен Борис Титов уверен, что ограничение на выезд за границу для банкиров недопустимо.

Меры, связанные с пересечением границы, я считаю неправильными. Даже для тех, кто может быть потенциально [недобросовестным банкиром]. Там же нет признания этого судом, — говорил он 16 сентября.

Зампред правления Локо-банка Андрей Люшин отмечает, что ЦБ в последние годы старается повысить стабильность и прозрачность банковской системы.

Если у руководителей проблемных банков будет возможность уехать, то велика вероятность вообще больше не увидеть их в стране. С другой стороны, нельзя всех топ-менеджеров банков с отозванной лицензией приравнивать к мошенникам. Не всегда долги перед вкладчиками и отзыв лицензии — заслуга нынешнего руководителя. К вопросу ограничения выезда лучше подходить индивидуально, — полагает он.

Возможное введение запрета на выезд для банкиров — не единственная жесткая мера регулятора. Есть и так называемый черный список ЦБ, куда попадают провинившиеся финансисты. В течение нескольких лет они не могут занимать руководящие должности в кредитных организациях, им также запрещено покупать долю в банке свыше 10 процентов. По сути черный список ЦБ — запрет на профессию. По словам зампреда Банка России Михаила Сухова, сейчас в черном списке — 5,5 тысячи человек.

 

Партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко скептически относится и к идее ограничения выезда за рубеж для банкиров, и к черному списку:

Любое ограничение прав должно быть основано на положениях закона, а не на отраслевых нормативных актах. Нормативные акты регулятора в части применения мер воздействия к кредитным организациям зачастую мотивируются профессиональным суждением должностных лиц ЦБ. В их основе лежит субъективность мнения, подозрения, а зачастую и отсутствие прямых доказательств.

По мнению юриста, действующих правовых механизмов (в том числе в сфере уголовного права) вполне хватает для регулирования банковского сектора. При этом он подчеркивает, что основанием для ограничения прав человека не может быть подзаконный нормативный акт — это противоречит Конституции. Нельзя и ограничить права отдельной социальной группы, в данном случае — банкиров.

Читать далее