Стартует разведка нефти и газа на черногорском шельфе.
Россия получила право на добычу в Черногории
Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Договор о концессии министр экономики Черногории Владимир Каварич подписал с представителями российско-итальянского консорциума Андреем Поповым и Карло Вито Руссо. Таким образом, спустя семь лет, которые ушли на проведение международного тендера и подготовку договора, разведке нефти и газа на черногорском приморье дан зеленый свет. По словам источника “Ъ” во властных структурах Черногории, работы на шельфе консорциум, скорее всего, начнет уже в этом году.

 

Подписание договора прошло в присутствии премьера Черногории Мило Джукановича. Нынешнее событие он назвал историческим для республики, которая «веками ждала этого дня», и констатировал: «Энергетически независимые государства — это стабильные государства». А Владимир Каварич добавил, что «договор подписан с лучшими».

 

Российская и итальянская компании победили на тендере в жесткой конкуренции. Их соперниками были два серьезных консорциума: американо-австрийский в составе Marathon Oil и OMV, а также англо-греческий, куда входят Energean Oil и Mediterranean limited. Но предложение НОВАТЭК и Eni оказалось для черногорцев предпочтительнее.

 

Как пояснил ранее черногорский министр экономики, в соответствии с соглашением две компании берут на себя обязательство пробурить три обязательных и одну дополнительную скважины, на первом этапе разведки углеводородов инвестиции составят €85 млн. Концессия на добычу предоставляется сроком на 30 лет.

 

По оценкам местных политиков и экспертов, в условиях возникновения некоторой напряженности в отношениях между Москвой и Подгорицей в связи с планами черногорцев по вступлению в НАТО решение правительства республики предоставить концессию по разведке и добыче нефти и газа российской компании имеет не только экономическое, но и политическое значение. «Мы всегда говорили, что членство в НАТО не помешает нашим дружеским отношениям с Россией,— напомнил источник “Ъ” в правительстве Черногории.— Подписанный договор — лишнее тому подтверждение».

 

Геннадий Сысоев