На днях Банк России собирается отменить действие ряда нормативных актов в области депозитарной деятельности и учета ценных бумаг.
ЦБ меняет стандарты депозитарного учета
Павел Кассин / Коммерсантъ

Как стало известно "Ъ", в ближайшее время будет опубликовано новое указание Банка России (есть в распоряжении редакции), отменяющее действие устаревших норм регулирования депозитарной деятельности. Документ, в частности, прекращает действие инструкции 44-И ("Правила учета депозитарных операций в кредитных организациях"), согласно которой банки осуществляли учет ценных бумаг в течение 20 лет. А 5 октября заканчивается срок, в течение которого кредитные организации должны были привести свою деятельность в соответствие с положением 503-П ("О порядке открытия и ведения депозитариями счетов депо и иных счетов"). "Поскольку 44-И противоречит данным нормам, она будет отменена после истечения срока на приведение деятельности депозитариев в соответствие с требованиями 503-П",— подтвердили в ЦБ. Окончательно реформа регулирования депозитарной деятельности завершится в апреле 2017 года, когда вступит в силу "Положение о требованиях к осуществлению депозитарной деятельности..." (542-П).

 

Инструкция 44-И положила начало надзору за учетом ценных бумаг в кредитных организациях. Документ определял стандарты учета клиентских бумаг на счетах депо, а также устанавливал необходимость учитывать и ценные бумаги, находящиеся в собственности у самих банков (включая те, которые не вели депозитарной деятельности). "Идеология такова, что эти права собственности должны быть зафиксированы где-то в другом месте — в вышестоящем депозитарии или у другого кастодиана, чтобы избежать конфликта интересов",— рассказал автор инструкции 44, советник гендиректора спецдепозитария "Инфинитум" Борис Черкасский. Задача заключалась в наведении минимального порядка в этом сегменте. "Введение инструкции 44-И являлось экстренной мерой, призванной нормализовать систему учета ценных бумаг на фоне общей непрозрачности процесса в целом в 1990-е годы",— поясняют в ЦБ. Одновременно в бухгалтерский баланс были внесены графы из так называемой главы "Д" (содержащейся в правилах бухучета для банков) — счета, на которых собственные ценные бумаги банков учитывались в денежном выражении. По словам господина Черкасского, это было сделано, чтобы "банкам было некуда деваться", то есть чтобы требования по депозитарному учету не игнорировались.

 

Такие требования снижали риск применения серых схем с использованием фиктивных операций с ценными бумагами, поскольку позволяли регулятору получать от поднадзорных организаций комплексную информацию о состоянии дел в этом сегменте. Теперь же при сохранении общей идеологии (необходимость вести учет ценных бумаг — как клиентских, так и собственных) нагрузка на участников рынка сокращается — уменьшается количество самих документов, устраняются противоречия, мешавшие однозначной трактовке требований, и т. д.

 

Однако новая степень свободы участников рынка сокращает надзорные полномочия самого регулятора. "Обслуживание депонентов и учет бумаг депонентов регулируются положениями 503-П и 542-П. Что касается депозитарного учета собственных бумаг банка — здесь остаются вопросы",— говорит директор департамента депозитарных операций банка "Открытие" Ксения Шинкаренко. Речь идет о главе "Д", судьба которой не решена до сих пор. Если отмена 44-И не повлечет за собой отмену главы "Д", то, вероятно, схема учета останется прежней. "В противном случае нам самим будет неудобно. Мы не можем не вести депозитарный учет собственных бумаг — это существенно изменит многолетнюю рыночную практику. Но это вызовет и проблемы непосредственно у самих надзорных органов при проведении проверок — в связи с отсутствием единых требований к ведению учета и формам документов",— считает госпожа Шинкаренко. С ней соглашается собеседник "Ъ" из крупного банка-кастодиана. "Для того чтобы не было серых схем, нужен адекватный надзор, а для надзора должен существовать учет. Прежние инструкции давали пусть несовершенный, но механизм для его организации. Но теперь его может не стать совсем",— говорит он.

 

Мария Сарычева