Санация банка "Траст", ставшая одной из самых дорогих в новейшей российской истории, все больше переходит в судебную плоскость.
Санация «Траста» обрастает судебными решениями
Антон Белицкий / Коммерсантъ

Вчера арбитражный суд Москвы по иску санируемого банка "Траст" взыскал с кипрской компании Belenfield Trade Limited 1,4 млрд руб. Как уточнили "Ъ" в пресс-службе банка "Траст", там "предполагают, что Belenfield может быть связана с бывшими акционерами "Траста"" (Илья Юров, Сергей Беляев и Николай Фетисов, которые находятся в международном розыске). Детали этого разбирательства на сайте суда недоступны, но "Ъ" удалось ознакомиться с исковым заявлением.

 

Согласно документу (есть в распоряжении "Ъ"), Belenfield задолжала банку деньги по срочным сделкам (процентным свопам, беспоставочным форвардным контрактам и пр.). Сделки, о которых идет речь в иске, были заключены между банком "Траст" и Belenfield Trade Limited в 2013-2014 годах, до санации банка (которая обошлась государству в 127 млрд руб.). Стороны подписали соответствующее генеральное соглашение о срочных сделках на финансовых рынках. В назначенный срок Belenfield не исполнила своих обязательств, что и послужило в июне этого года поводом для подачи банком иска в Арбитражный суд Москвы. Вчера суд принял сторону истца.

 

Впрочем, получение решения суда в пользу "Траста" еще не означает возврата 1,4 млрд руб. в банк. Во-первых, это решение может быть оспорено. Во-вторых, пока "Траст", по словам его пресс-службы, "не располагает решениями уполномоченных органов о признании деятельности компании Belenfield фиктивной". Партнер юридической компании Taxology Леонид Сомов отметил, что хотя прямых признаков фиктивности в данных сделках не наблюдается, недобросовестные банки действительно могут их использовать для вывода активов.

 

Как видно из иска, сделки имели ряд особенностей, которые говорят о чрезмерном доверии партнеров друг к другу. Так, в соответствии с генеральным соглашением, для заключения сделки стороны согласовывают ее существенные условия по телефону, не используя электронные средства связи. Соглашением определено, что сделка, условия которой были согласованы по телефону, считается заключенной, если стороны до конца рабочего дня, следующего за тем, в который существенные и иные условия такой сделки были согласованы сторонами, обменялись подтверждениями, составленными по форме приложения к генеральному соглашению. Странным, по мнению господина Сомова, является также то, что по генеральному соглашению стороны договорились о том, что все споры, вытекающие из этого соглашения, подлежат рассмотрению в соответствии с законодательством Российской Федерации в Арбитражном суде Москвы. "Обычно при заключении договоров с кипрскими компаниями определяется юрисдикция другого государства",— отметил он.

 

Впрочем, сами бывшие собственники вывода активов из банка не признают. По словам Ильи Юрова, с которым пообщался "Ъ", "Belenfield контролировалась самим банком "Траст", сделки заключались в интересах банка, и если бы не санация, деньги были бы в полной мере возвращены банку". Как сообщил господин Юров, компаний, подобных Belenfield, у "Траста" было много, и все они были техническими, и целей вывода активов их создание и деятельность не преследовали. Впрочем, это не первое судебное разбирательство с техническими компаниями "Траста". Ранее Арбитражный суд Москвы удовлетворил другой иск банка "Траст" к той же компании — о взыскании 2,3 млрд руб. Суды идут и с другими структурами.

 

Как бы там ни было, возврат средств осложняет еще и то, что ответчик по иску — компания Belenfield — находится в иностранной юрисдикции, на Кипре. "При необходимости вопрос об иске к "Беленфилду" в других юрисдикциях будет рассмотрен",— сообщили в пресс-службе "Траста".

 

Юлия Полякова