Почему аналитики дают неверные экономические прогнозы.
Прогноз ошибок трудных
Олег Харсеев / Коммерсантъ

Человеку свойственно бояться неопределенности. Поэтому прогнозы всегда будут востребованы. Единственное, что остается исследователям, – напоминать о ненадежности прогнозов и стараться объяснить причины основных ошибок.

 

Сергей Смирнов и Дарья Авдеева из института «Центр развития» ВШЭ взялись объяснить причины ошибок экспертов в предсказании экономических рецессий. За основу авторы взяли данные по предполагаемым темпам роста ВВП США старейшей из существующих прогнозных баз – ежеквартального Опроса профессиональных прогнозистов (Survey of Professional Forecasters), выпускающегося с 1968 г. Выводы (прогноз вероятности спада почти всегда меньше 50%, его глубина и продолжительность почти всегда занижены) подтвердили на экономическом материале то, что уже давно отметили психологи: человек склонен считать желаемое более вероятным.

 

Аналитики нацелены на долгосрочные тенденции и спады, а рецессии как частный случай оказываются «ниже их радаров». Также прогнозисты слишком часто экстраполируют в будущее закономерности прошлого. Имеет место и человеческий фактор. Экономический спад – это негативный сценарий, а человеку свойственно защищаться от негатива. Эксперты сами надеются на лучшее и, даже наблюдая негативную конъюнктуру, не хотят лишний раз пугать инвесторов, чтобы не спровоцировать самосбывающееся пророчество. А общее нежелание делать негативные прогнозы заставляет экспертов корректировать свои результаты, чтобы не выглядеть непрофессионалами на фоне других. Авторы исследования рекомендуют учитывать их выводы при использовании прогнозов, корректируя оптимистический эффект, больше полагаясь на хорошо зарекомендовавших себя прогнозистов и принимая решения поэтапно, не дожидаясь отчетливо негативных прогнозов, которые часто делаются уже тогда, когда не увидеть надвигающийся спад невозможно.

 

В политике последнего времени о той же закономерности свидетельствует пример референдума по членству Британии в ЕС – его исход был вполне вероятным, но стал для всей Европы неожиданностью именно потому, что человеку свойственно надеяться на лучшее.

Читать далее