Банкам придется раскошелиться из-за требования к поставщикам онлайн-сервисов платить НДС в России.
«Налог на Google» заплатят банки
Сафрон Голиков / Коммерсантъ

Закон о «налоге на Google», предписывающий иностранным поставщикам онлайн-сервисов и программного обеспечения платить НДС в России, поставил на уши всю интернет-индустрию. Однако расходы на подготовку к жизни по новым правилам, приближенным к европейским, понесут также банки и платежные системы.

 

Поправки в Налоговый кодекс, которые вступят в силу с 1 января 2017 года, с точки зрения налогообложения уравнивают отечественных и зарубежных разработчиков программного обеспечения и поставщиков онлайн-сервисов. С нового года иностранцы будут платить налог на добавленную стоимость при продаже софта, а также при поставке цифровых услуг и контента. Эти поправки приводят налоговое законодательство в интернет-сфере к европейским нормам.

 

Механизм исполнения новых поправок конструировался опять-таки с учетом европейского опыта — в том числе и в плане легкости подготовки к уплате налога на добавленную стоимость. Чтобы заплатить этот налог в России, иностранной компании следует встать на налоговый учет и зарегистрироваться на специальном портале, через который необходимо будет оставлять данные о продажах и формировать отчетность. Аналогичный механизм давно действует в Евросоюзе. Вендорам софта и поставщикам услуг он должен быть привычен и вряд ли испугает плательщиков «налога на Google». В середине июля 2016 года портал презентовал глава Федеральной налоговой службы Михаил Мишустин.

 

При чем же здесь кредитные организации? Если внимательно прочитать закон, можно понять, что непосредственное участие в подготовке к взиманию «налога на Google» примут как раз банки, платежные системы и другие организации, которые так или иначе могут проводить оплату за приложения и сервисы:

При проведении налоговой проверки в отношении иностранной организации, подлежащей постановке на учет […], налоговый орган вправе […] истребовать информацию в отношении операций по переводу денежных средств, осуществленных в адрес указанной иностранной организации, у организации национальной системы платежных карт, операторов по переводу денежных средств, операторов электронных денежных средств, операционных центров, платежных клиринговых центров, центральных платежных клиринговых контрагентов, расчетных центров и операторов связи.

Если перевести этот фрагмент текста закона с канцелярита на обычный русский язык, банки, платежные системы и прочие упомянутые финансовые организации должны будут по запросу налоговиков предоставлять информацию о трансакциях, проведенных из России в пользу продавцов ПО и поставщиков услуг, которые должны платить «налог на Google». Причем некоторые банки при этом оказываются в худшем положении, чем, скажем, платежные системы, изначально ориентированные на Интернет («Яндекс.Деньги», WebMoney и др.). Банки менее готовы к стремительному росту объемов хранимой и обрабатываемой информации. А в том, что с началом действия нового закона этот рост будет стремительным, сомневаться не приходится. Посредством «налога на Google» Минфин намерен дополнительно собрать в бюджет в 2017 году почти 53 млрд рублей. Учитывая, что эти 53 млрд рублей — НДС, в том числе с микроплатежей, счет количеству трансакций, вероятно, пойдет на сотни миллионов.

 

Всю эту информацию нужно будет где-то хранить. В Налоговом кодексе срок давности за налоговые правонарушения составляет три года. Нет оснований предполагать, что в отношении оплаты НДС с продаж мобильных приложений и сервисов этот срок будет иным. Вместе с тем никто из представителей российских монетарных властей не говорил, что в дальнейшем историю хранения данных не нужно будет «углублять» — скажем, лет до пяти. Так что банки, похоже, ждет очередной раунд расширения IT-инфраструктуры — на первом этапе, по всей видимости, за счет систем хранения. Несколько менее глобальные затраты понадобятся на перенастройку и доработку информационных систем, а также на перекройку бизнес-процессов, чтобы предоставлять отчеты надзорным органам. Формат истребования документов уже есть.

 

Под изменения в законодательстве подпадает лишь часть банков, являющихся операторами электронных денежных средств. Их перечень есть на сайте Банка России. На данный момент их чуть больше сотни. Но ЦБ во всей этой конструкции — всего лишь регулятор. Бенефициарами законодательной новации остаются Федеральная налоговая служба и, в конечном счете, Минфин. «Налогом на Google» Россия на шажок приблизила отечественный налоговый ландшафт к европейскому. Немного странно лишь то, что изменения налогового законодательства в IT-отрасли будут профинансированы в том числе и за счет банков — структур, которые к «налогу на Google» имеют весьма отдаленное отношение.