Основатель ABBYY Давид Ян о рисках и возможностях развития искусственного интеллекта.
Новый мир: есть ли место человеку
Depositphotos.com

Когда мы с друзьями по двору читали журналы «Юный техник», «Квант», «Наука и жизнь», научно-фантастические романы Шекли, Брэдбери и Азимова, мы даже представить не могли, что искусственный интеллект (ИИ) станет частью нашей жизни совсем скоро. Мне всегда нравилось что-то делать своими руками, и как-то в 4–5-м классах я взял и сделал робота. Он был из фанеры, почти с меня ростом. Робот был оснащен вибродвигателем (одежные щетки в качестве ступней плюс моторчики с эксцентриком), таким образом, он мог передвигаться. В качестве глаз у него были лампочки с коническим отражателем из консервной банки. Он поднимал руку, если к нему приблизиться, – в грудь был встроен фотодиод, который реагировал на изменение освещенности. И главное, он мог говорить (моим голосом) – я разобрал кассетный магнитофон «Спутник» своих родителей (он был жутко дорогим и дефицитным в те времена) и встроил его в робота. Интересно, когда я пилил и паял, думал ли, что буду иметь отношение к созданию технологий ИИ, когда вырасту?

 

В мире первые робкие шаги в области искусственного интеллекта – технологий, которые думают и принимают решения, как человек, – были сделаны еще в середине XX в. Сегодня ИИ представлен в самых разных проявлениях: камеры фиксации скорости, роботы-пылесосы, голосовые ассистенты, датчики беспилотных автомобилей, программы распознавания текста и голоса. The Associated Press уже составляет 3000 финансовых отчетов за квартал с помощью ИИ. По оценкам аналитиков, к 2025 г. роботы, выполняющие роль финансовых консультантов, будут управлять бюджетом в $7 трлн. В мире ведется все больше разработок на базе нейросетей и глубокого машинного обучения.

 

Главную роль в прорывном развитии ИИ сыграли достижения в так называемом глубоком обучении (deep learning) глубоких нейронных сетей (deep neural networks) и в параллельных вычислениях. Начиная с 2010–2012 гг. глубокие нейронные сети развиваются с астрономической скоростью. Сотни научных статей публикуются ежедневно, решения, появившиеся шесть месяцев назад, уже считаются устаревшими.

 

Буквально каждый месяц мы слышим объявления о новых победах ИИ. Совсем недавно Google AlphaGo обыграл чемпиона мира в го – сложнейшую древнекитайскую настольную игру. Чат-боту в образе девушки Xiaoice от Microsoft 10 млн человек объяснились в любви, а позже Xiaoice была приглашена на утреннюю передачу на China’s Morning News.

 

Считается, что к 2030–2040 гг. настольный компьютер сравняется по производительности с производительностью человеческого мозга. Будет достигнута точка сингулярности, когда компьютер станет умнее человека, а, значит, начнет совершенствовать себя же быстрее и лучше, чем это делает человек.

 

Вопрос, который уже беспокоит многих: а нужен ли будет человек, когда ИИ научится выполнять все больше задач и захватит многие профессии? По мнению ученых из Оксфорда, около 47% рабочих мест в США находятся в зоне риска и есть все шансы, что к 2025 г. они будут полностью заменены технологиями. Экономисты Белого дома прогнозируют, что ИИ встанет на место всех работников с зарплатой ниже $20 в час. Получается, что без работы останутся 350 млн сотрудников, которые трудятся на производстве или складах. Это те сферы, где ИИ легко заменяет человека и делает его работу эффективнее и гораздо дешевле. На товарных складах Amazon уже сейчас работают 30 000 роботов, экономя и время, и деньги компании.

 

Американский банк Merrill Lynch прогнозирует, что в течение 10 лет ежегодный экономический эффект от внедрения ИИ составит $14–33 трлн. По данным банка, внедрение роботов и ИИ может повысить производительность на 30% во многих отраслях промышленности при сокращении затрат на оплату труда на 18–33%.

Читать далее