"Небольшое замедление в экономике" летом 2016 года признано Минэкономики: в очередном мониторинге ведомства описывается июльское замедление восстановительных трендов, а третий квартал, видимо, начался с сокращения ВВП.
Минэкономики зафиксировало проблемы с будущим экономическим ростом
Александр Петросян / Коммерсантъ

Данные Минэкономики и ЦБ не дают оснований сомневаться в будущем выходе экономики из рецессии — как и в том, что начавшийся рост в 2017 году может останавливаться уже даже без внешних шоков.

 

Расширенные экономические обзоры Минэкономики ("Мониторинг социально-экономического развития") и ЦБ (бюллетень "Экономика" и обзор инфляции) за июль 2016 года посвящены в основном описанию одного и того же события — небольшого отклонения от прогнозов основных показателей. Минэкономики, чей обзор несколько осторожнее, говорит о "небольшом замедлении" — на основе помесячных измерений ВВП (они достаточно ненадежны) предполагается, что в июле 2016 года производство валового продукта сократилось на 0,1% (со снятой сезонностью) к июню. Напомним, в тех же оценках в мае-июне ВВП не сокращался, годовое снижение первого месяца третьего квартала — 0,7% (0,5-0,6% снижения ВВП в мае и июне).

 

Причина замедления, по оценкам Минэкономики,— депрессия в обработке и оптовой торговле, то есть речь идет о практически чистом снижении экономической активности. Оценки ЦБ чуть мягче, но и там говорят о сокращении промпроизводства за счет обработки, отмечая снижение темпов сокращения розницы в июле в сравнении со вторым кварталом. Как и все аналитики, ЦБ и Минэкономики рассчитывают на восстановление в августе — в первую очередь за счет хорошего урожая в агросекторе. Еще одно наблюдение Минэкономики — прекращение темпов роста реальных располагаемых доходов: хотя эта тема не обсуждается в деталях, вероятно, определенный вклад в это внес отказ правительства от второй индексации пенсий, хотя физически сокращение спроса за счет этого невелико — это в основном деньги, удовлетворяющие внутренний спрос и не ориентированные на потребительский импорт.

 

Между тем, три проблемы, которые обсуждаются в мониторинге Минэкономики, заставляют думать об экономическом росте первой половины 2017 года как о явлении достаточно нестабильном. Это — сокращение положительного сальдо торгового баланса за год вдвое (снижение первого полугодия к тому же периоду 2015 года на 48%, в итоге — $52 млрд), снижение инвестиций темпами большими, чем предполагалось,— и весьма ограниченный потенциал для будущего органического роста. За полугодие инвестиции снизились на 4,3%, и в целом это указывает не только на отмечаемые Минэкономики ограничения во внешнем кредитовании, но и на дефицит рентабельных инвестпроектов. Сокращение торгового сальдо вместе с устойчиво негативным и сильным отрицательным сальдо в услугах — это среднесрочная угроза любой модели роста, предполагающей наращивание инвестиционного импорта (он, по оценкам и ЦБ, и Минэкономики, стабилен, но на низких уровнях). В определенный момент в 2017-2018 годах дальнейшее сокращение общего сальдо платежного баланса может стать общим сигналом экономике к ухудшению положения — и при сохранении текущих трендов (и при цене нефти в диапазоне $40-50 за баррель) это дает слишком малый горизонт планирования для текущих инвестиций. Достаточно большое число средних предпринимателей будут учитывать этот фактор, отказываясь даже от "коротких" инвестпроектов до 2018 года или позже.

 

Наконец важно то, что июльское "небольшое замедление" происходило сразу после симптомов микроперегрева в экономике в мае-июне — три месяца стабилизации внутреннего спроса, роста реальных зарплат и улучшения ситуации в обработке (на фоне сокращения бюджетных расходов), возможно, почти мгновенно отразились на экономике в июле. Будущий рост уже зажат между опасениями быстрого спада при любом ухудшении внешней конъюнктуры и перспективой повторения перегрева при любой попытке роста — можно предположить, что темпы органического роста близки к нулевым, любая попытка его стимулировать обращается ухудшением предпринимательских настроений.

 

Кроме этого, ЦБ обращает внимание и на качество роста в предыдущий период — в бюллетене "Экономика" выдвигается осторожное предположение о том, что замедление темпов спада в первом-втором кварталах было во многом восстановлением запасов, работой компаний на склад — при наличии разрыва выпуска и внутреннего спроса. Такая ситуация не будет вечной, вклад в ВВП восстановления запасов, возможно, уже снижается. При этом и ЦБ, и Минэкономики ждут восстановления потребительской активности в 2017 году. Во многом она будет определяться ситуацией в конце года — любая нестабильность в сентябре--декабре может повлиять на будущий рост.