Нехватка денег в бюджете всегда вызывает у государства желание уловить неуловимое и обложить его налогом. Впрочем, не только поймать, но и оценить реальный размер "тени" крайне затруднительно: опросы граждан о том, в каком виде они получают зарплату, в лучшем случае говорят о том, что зарплата у них есть.
Почему граждан не волнует цвет зарплаты
Олег Харсеев / Коммерсантъ

Надежда Петрова

 

Страна меняется, склонность российских работодателей выплачивать зарплаты "в конверте" остается постоянной: в июле 2016-го 73% опрошенных ВЦИОМом работающих россиян заявили, что получают всю зарплату официально, 14% — официально получают только часть, у 10% вся зарплата — "в конверте".

 

Показатели стабильны на протяжении минимум полутора лет: с января 2015-го, по данным ВЦИОМа, доля ответов про белую зарплату колеблется в диапазоне 69-75%, доля ответов про полностью "конвертированную" — от 10% до 14%, без какого-либо выраженного тренда.

 

Более того, на основании этих данных можно утверждать, что и за 10 лет мало что изменилось и, уж во всяком случае, изменилось не к "белому": в аналогичном опросе 2006 года было 73% работающих респондентов с полностью белой зарплатой, 16% получали смешанную, 7% — "в конверте".

 

Однако, как и 10 лет назад, о том, какая часть россиян платит налоги со всех своих доходов, данные опроса не говорят совсем ничего — лишь о том, что у 73% среди источников дохода есть источник, который они публично классифицируют как "белую зарплату". Этот доход может быть и не единственным, и не совсем белым.

 

Дело не только в очевидном факте, что вопрос об уплате налогов — довольно деликатный, даже если его формулировка и подразумевает ответственность работодателя, а про работника говорится, что ему "приходится" брать деньги в том виде, в каком дают.

 

В общем, насколько откровенны респонденты, неизвестно. Но и если исходить из их абсолютной откровенности, стоит помнить, что каков вопрос, таков ответ: спроси человека про зарплату — про зарплату он и расскажет. Или не расскажет, но про нее же.

 

Все остальные доходы, и криминальные, и просто нелегализованные, остаются за периметром обсуждения. Взятки гаишников, гонорары репетиторов, чаевые официантов — это, конечно, доход, но не зарплата, она тут совершенно ни при чем.

 

Этим же, вероятно, объясняется и парадоксальный вывод, к которому пришли аналитики "ВТБ Капитала", попытавшись оценить долю серых зарплат в разных секторах экономики на основании данных мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE, 23-я волна, 2014 год).

 

Оказалось, что в такой сфере деятельности, как общественное питание, не оформлены официально 16,7% работников. Совсем — ни "по трудовой", ни по временному контракту. А доля серых зарплат в секторе — 0,0%. В анкете RLMS-HSE уточнялось, что имеются в виду не только зарплаты, но и "премии, дотации, пособия, доходы, прибыль", но похоже, это не помогло.

 

Если понимать эти оценки буквально, "белизне" зарплат в общепите могли бы позавидовать работники ВПК (доля серых зарплат — 1,1%), финансовой сферы (2,2%), образования (2,6%), органов управления (3%), здравоохранения (4,2%), сотрудники МВД и органов безопасности и военнослужащие (5,3%).

 

В семи секторах, как следует из подсчетов экономиста по России и СНГ "ВТБ Капитала" Александра Исакова, на серые зарплаты приходится не менее пятой части их общего объема. Это услуги населению (33,3%), информационные технологии (32,5%), реклама и маркетинг (27,7%), общественные организации, советы ветеранов и т. п. (25%), операции с недвижимостью (22,5%), строительство (21,1%) и церковь (20%). Оценка в 0% кроме общепита была получена только для секторов социального обслуживания и химической промышленности.

 

В целом, по оценке Исакова, на основании этих данных можно говорить, что "серые зарплаты составляют около 12% общего официального фонда оплаты труда", в абсолютном выражении — 3,4 трлн руб. Это меньше даже оценок скрытой оплаты труда, публиковавшихся Росстатом (на 2014 год — 14,2% ВВП, около 10 трлн руб.).

 

Впрочем, если учесть, что массовые исследования плохо охватывают маргинальные слои, временных мигрантов и т. д., придется признать: попытки подсчитать долю неофициальных выплат наемным работникам на подобном основании неизбежно дадут оценку по нижней границе. А уж серые зарплаты, которые не классифицируются как серые и как зарплаты даже их получателями, в фискальном смысле можно разве что признать безнадежными.