Они не распределяют путевки и материальную помощь, а подталкивают рабочих к борьбе за трудовые права.
В России появляется все больше профсоюзных боссов нового типа
А. Таранин

Игорь Дельдюжов, президент Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС), пришел в «Аэрофлот» в 1995 г. вторым пилотом пассажирского самолета Ту-134, а уволился из авиакомпании уже командиром Boeing 737 в октябре 2013 г. Перед ним стоял выбор: либо пойти в другую авиакомпанию командиром, либо остаться в ШПЛС, который он возглавил в 2011 г. Дельдюжов выбрал последнее.

 

На тот момент профсоюз добился доплаты летчикам «Аэрофлота» за 2011–2012 гг. за работу в ночное время и вредные условия труда. В 2013 г. суд обязал авиакомпанию выплатить всему летному составу около 1 млрд руб. Но работодатель попытался взять реванш, говорит Дельдюжов. В октябре 2013 г. были арестованы исполнительный директор ШПЛС Алексей Шляпников, вице-президент Валерий Пимошенко и член ревизионной комиссии Сергей Кнышов. Их обвиняли в вымогательстве 30 млн руб. у летного директора «Аэрофлота» Игоря Чалика – по версии следствия, в обмен на снижение требования по выплатам летчикам с 1 млрд до 400 млн руб. Судебный процесс длился 2,5 года и закончился обвинительным приговором Шляпникову, Пимошенко и Кнышову. С зачетом времени, проведенного осужденными в следственном изоляторе и под домашним арестом, их отпустили на волю. По словам Дельдюжова, прокуратура подала в Мосгорсуд апелляционную жалобу на пересмотр приговора, сочтя его слишком мягким. Адвокаты осужденных тоже подали апелляцию с требованием оправдания подзащитных. Как сообщили в пресс-службе «Аэрофлота», весь положенный 1 млрд руб. компания заплатила летчикам еще в январе 2014 г. По сути, ШПЛС одержал победу, пусть и высокой ценой.

 

В последнее время в России стали появляться профактивисты нового типа. Они не занимаются распределением путевок и материальной помощи и не стараются во что бы то ни стало подружиться с работодателем, а организуют людей на защиту трудовых прав. Их немного. По словам Дмитрия Кожнева, бывшего регионального представителя Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА) в Калуге (помогал создавать профячейку МПРА в «Пежо Ситроен рус»), профсоюзами, входящими в Конфедерацию труда России (КТР), руководит около 100 председателей. Но хорошо обу­ченных и активных лидеров нужно минимум 1000, замечает он. Крупнейшее объединение – Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) количество освобожденных активистов-профессионалов (получающих зарплату не на предприятиях, а в профсоюзах) не раскрывает.