Арбитражный суд признал сделки валютно-процентного свопа, заключенные между ООО "Платинум Недвижимость" и Банком Москвы, недействительными на основании недостаточной финансовой квалификации одной из сторон.
Сделки с производными инструментами под угрозой отмены
Илья Питалев / Коммерсантъ

На днях на портале "Электронное правосудие" появилась информация о подаче кассационной жалобы от имени БМ-банка (до мая 2016 года Банк Москвы) по делу о признании недействительными сделок валютно-процентного свопа между банком и его клиентом, компанией ООО "Платинум Недвижимость". Ранее спор был выигран ООО в двух инстанциях.

 

В марте 2013 года компания и банк заключили кредитный договор с лимитом 410 млн руб. Согласно тексту договора, заемщик должен был в течение 30 дней заключить с банком генеральное соглашение о срочных сделках на финансовых рынках на весь срок действия кредитного договора с целью хеджирования валютных рисков. В мае того же года между сторонами были заключены две сделки валютно-процентного свопа, по которым "Платинум Недвижимость" обязана была продать банку валюту под 13% годовых в рублях. При этом ее собственные валютные обязательства перед банком составляли 9,5% годовых в долларах и 9,25% в евро.

 

Как сообщил источник, знакомый с деталями процесса, обе стороны добросовестно выполняли условия сделок в течение полутора лет — ими было проведено 77 обоюдных платежей. Однако, по словам партнера юридической компании Taxology Леонида Сомова, обслуживание обязательств по этим сделкам, вероятно, стало для истца чересчур обременительным, так как на рубеже 2014-2015 годов произошла резкая девальвация российской валюты, в результате чего было принято решение признать сделки недействительными через суд.

 

Главный аргумент, на который опирались представители "Платинум Недвижимости" и который в итоге был принят судом,— недостаточная квалификация заемщика, не позволяющая ему в полной мере оценить экономическую суть и риски сделок с производными финансовыми инструментами. "Суд выявил, что за счет незнания заемщиком рынка и опыта заключения валютных сделок банком были применены неравные условия, завышенная процентная ставка по валютному свопу в долларах США и евро, не разъяснены риски заключения сделок",— отмечает финансовый директор юридической компании BMS Law Firm Юрий Степанов. Кроме того, суд оценил заключенные своп-договоры как спекулятивные, а не хеджирующие риски сделки, поскольку весь их экономический результат "зависит от случайного события", а именно от курса валют на 30 сентября 2016 года, день окончательного платежа по обязательствам. Ответчик с этими доводами не согласился. Как пояснили в пресс-службе ВТБ (БМ-банк входит в банковскую группу ВТБ), "банк давал все необходимые клиенту консультации, хотя это и не предусмотрено условиями сделки". Кроме того, у банка вызвала недоумение поддержанная судом позиция истца, что тот не понимал и не осознавал последствий заключаемых сделок, притом что компания выполняла условия соглашения более полутора лет — вплоть до января 2015 года. При этом отмечается в кассационной жалобе БМ-банка (есть в распоряжении "Ъ"), банк неоднократно предлагал своему заемщику прекратить своп-сделки и расторгнуть их по соглашению сторон. Связаться с представителями ООО "Платинум Недвижимость" не удалось. Юридическая фирма, защищающая его интересы в суде, не смогла оперативно предоставить комментарий.

 

В 2012 году похожий спор между компанией "Эрмитаж Девелопмент" и Юникредитбанком был разрешен в пользу девелопера (см. "Ъ" от 5 декабря 2012 года) Тогда суд признал за истцом право отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора процентного свопа, завязанного на ставку LIBOR. Однако признание сделок валютно-процентного свопа недействительными на основании недостаточной квалификации на финансовом рынке одной из сторон может считаться прецедентным решением в российской практике. Если суд высшей инстанции не отменит текущее решение, то, по словам господина Сомова, может быть создано основание для массовой подачи исков о признании недействительными аналогичных сделок, действие которых пришлось на период резкого падения курса рубля. "Это закладывает под весь рынок огромную мину. Если подобный прецедент создан, то банки будут опасаться продавать деривативы клиентам",— говорит вице-президент компании "Золотой монетный дом" Алексей Вязовский.

 

Мария Сарычева