А их реальные доходы и зарплаты — к падению.
Граждане вернулись к потреблению в кредит
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

В июле 2016 года частное потребление выросло, а реальные зарплаты граждан с учетом сезонности сократились даже сильнее, чем в июне, свидетельствует статистика Росстата. Всплеск потребления в июле поддержан стабилизацией инфляционных и снижением девальвационных ожиданий, а также улучшением настроений домохозяйств. Оснований для устойчивого увеличения частного спроса аналитики не видят — как и компании, которые не торопятся повышать отпускные цены.

 

Данные Росстата о благосостоянии населения и динамике частного спроса на фоне слабой динамики промышленности в июле 2016 года демонстрируют смешанные результаты. В годовом выражении падение розничной торговли замедлилось до 5% (с минус 5,9% в июне), а потребления платных услуг — до 1% (с 2% соответственно). Это соответствует замедлению падения общего потребительского спроса с 5% в июне до 4,1% в июле, подсчитали аналитики ING. Объемы строительства, которые косвенно отражают динамику капитальных инвестиций (более 80% из них приходится на стройку), в июле сократились на 3,5% против 9,7% в июне — главным образом, из-за низкой базы июля 2015 года. Со снятой сезонностью частное потребление в июле впервые с начала года показало положительную динамику, считают в ЦМАКП. Если в первом и втором кварталах среднемесячные темпы спада потребления составляли 0,5%, то за июль оно увеличилось на 0,6%. Рост спроса домохозяйств зафиксирован как на непродовольственные товары (на 0,8%), так и на продовольствие (на 0,2%) после трех кварталов ежемесячного спада.

 

Такой «слабый позитив», как охарактеризовал динамику потребления Игорь Поляков из ЦМАКП, объясняется замедлением инфляции, стабилизацией девальвационных ожиданий, улучшением настроений граждан и увеличением частного кредитования. Так, после двух недель незначительной дефляции на уровне 0,1% Росстат зафиксировал нулевой рост цен на неделе, закончившейся 15 августа.

 

Рост цен производителей замедлился в июле до 4,5% в годовом выражении с 5,1% в июне, а без учета цен на бензин — с 7,9% до 7,3%, подсчитали в ING. Последнее служит косвенным доказательством завышенных ожиданий компаний в отношении масштабов восстановления спроса и объясняет спад производства, сопровождающийся ухудшением оценок запасов.

 

В то же время по июльским опросам Ipsos значимым событием считали кризис 52% респондентов (71% в январе). Основной причиной столь заметного снижения «кризисных» настроений стала стабилизация курса рубля, считают аналитики Ipsos, указывая на прямую связь между его флуктуациями и мнениями домохозяйств о кризисе. По июньским данным компании Nielsen, на 7 процентных пунктов (п. п.) по сравнению с мартом 2016 года сократилось число россиян (45%), у которых за последние три месяца снизились доходы, а 56% респондентов ответили, что объем покупок товаров повседневного спроса и продуктов питания не изменился за последние три месяца. Тратить больше на сопоставимые покупки стали 60% россиян, что меньше того же показателя годом ранее на 7 п. п. При этом 22% сказали, что объем повседневных расходов на товары «значительно» увеличился, 38% — что «немного», а еще 22% признают, что тратят столько же денег, сколько и три месяца назад. Поддержку потреблению в июле оказало увеличение кредитования населения — после спада на 0,8% за июнь с учетом валютной переоценки оно выросло на 0,3% за июль 2016 года.

 

Всплеск потребления не продлится долго, убеждены опрошенные “Ъ” экономисты, хотя и может растянуться до сентября, сократив норму сбережений и увеличив норму потребления, на что как основной инфляционный риск указывали в ЦБ. В июле располагаемые доходы населения в годовом выражении просели на 7% против 4,6% спада месяцем ранее. За углублением спада стоит рост чистого кредитования, убеждены в ЦМАКП. «Росстат считает располагаемые доходы на основе расходов граждан. Если в 2015 году чистое погашение кредитов гражданами составило 700 млрд руб., то в 2016 году домохозяйства стали брать кредиты, и оно прекратилось»,— поясняет Игорь Поляков. На этом фоне реальные зарплаты с учетом сезонности после бурного роста в первом квартале и стагнации во втором квартале вновь вернулись к падению — на 0,7% за июль и 0,4% за июнь, оценили в ЦМАКП.

 

Не ожидают увеличения зарплат и сами граждане. Согласно результатам июльских опросов «Ромира», приведенных в последнем мониторинге социального самочувствия населения РАНХиГС, надежда граждан на улучшение положения в первую очередь связана с повышением пенсий, пособий, зарплат бюджетников и распределением денег из стабфонда, а не с действиями государства по восстановлению экономики. Если в 2005 году развивать малый и средний бизнес, снижать налоги, увеличивать госзаказ и привлекать инвестиции считали необходимым 45% населения, то в 2016 году — лишь 35%.

 

И хотя, по оценкам Capital Economics, ВВП в июле из-за резкого спада промышленности снизился на 1% (минус 0,9% за первое полугодие, подтвердил Росстат), большинство опрошенных “Ъ” экономистов и чиновники экономического блока правительства и ЦБ ожидают положительных темпов прироста ВВП в оставшиеся кварталы в годовом выражении. Впрочем, такой рост вряд ли будет отражать что-то, кроме эффекта низкой базы прошлого года.