Предприниматель Иван Тимшин дважды запускал производство необычного стройматериала. Теперь у него есть бизнес с маржинальностью в 50%.
Ловкость рук: как компания «Иллюминарт» первой в России наладила выпуск светопроводящего бетона
DR

Первую партию светопроводящего бетона Тимшин изготовил на кухне съемной московской «однушки». Зимой 2010 года, орудуя миксером, он смешал в пластиковом контейнере, цемент с водой и мраморной крошкой, а затем добавил туда нити оптоволокна. Сейчас основатель и совладелец компании «Иллюминарт» прогнозирует: ее оборот за 2016 год должен составить около 50 миллионов рублей.

 

За рубежом светопроводящий бетон, или литракон – давно не новинка. Из него делают скамейки, светильники, бассейны, камины и даже возводят здания. По прочности, звукоизоляции и водостойкости он не уступает классическим бетонным растворам. Литракон выпускают, например, немецкие Lucem Lichtbeton и HeidelbergCement Group, австрийская Luccon Lichtbeton и компания Litracon венгерского архитектора Арона Лосонши, который придумал и запатентовал этот материал. Материал довольно дорог, и потому в Россию его практически не импортируют. «Иллюминарт» — пока единственный в стране производитель такого композита. Для возведения несущих стен продукцию «Иллюминарта» еще никто не закупал. Но среди клиентов Тимшина есть, например, сеть пивных баров «Вятич» в его родном Кирово-Чепецке. По словам Дмитрия Мигулева, управляющего одним из заведений сети, барная стойка из необычного бетона за год эксплуатации выдержала натиск чересчур эмоциональных посетителей.

 

Тимшин начал экспериментировать с бетоном по совету друга, увидевшего необычный стройматериал на выставке в Германии. Предпринимательского опыта у Ивана не было – лишь семь лет стажа в конструкторском бюро московской строительной компании, обанкротившейся в 2010 году, и желание создать доступный аналог литракона. Чтобы вникнуть в технологию, Тимшин отправился в РХТУ имени Д.И. Менделеева, договорился об индивидуальных занятиях с его преподавателем, и за месяц специалист по бетону выдал ему все, что знал сам.

Я приходил в лабораторию, надевал халат, перчатки и целыми днями работал, — рассказывает Тимшин. — С тех времен у меня осталась толстенная исписанная тетрадь. Тогда мы разработали пару составов, которыми пользуемся до сих пор. Как оказалось, похожие можно найти и в Интернете. Но когда человек не знает, к чему стремиться, он ничего не найдет.

Покинув стены вуза весной 2011-го, Тимшин знал перечень и соотношение компонентов, необходимых для бетонной составляющей композита. Но как уложить в жидкую массу оптическое волокно — так, чтобы нити располагались строго параллельно друг другу — для него оставалось загадкой. Если оптоволокна будут лежать вкривь и вкось, то эффекта частичной прозрачности не получится — световой луч зайдет в одном месте, а выйдет в другом, и очертания предметов сквозь такой материал не увидишь.

 

Но уже в мае того же 2011 года Тимшин арендовал стенд на XVI международной выставке архитектуры и дизайна «АРХ-Москва». Вместе с друзьями он сделал образцы: в плоских деревянных коробах просверлили множество отверстий, продели сквозь них оптоволоконные ниточки, потом залили в ящики бетон. Торчавшие концы нитей обрезали, поверхности зашлифовали. Тимшин смеется, вспоминая выставку: «Примерно половина посетителей, видевших наше творчество, высказалась: «Вот идиоты! Боже, дай им мозги!» Остальные говорили: «Парни, вы – боги!».

 

После «АРХ-Москвы» в организации светобетонного производства захотели поучаствовать двое знакомых Тимшину бизнесменов. Втроем они вложили в дело 2,5 млн рублей. На эти деньги Тимшин заказал токарной мастерской комплектующие для станка, соединяющего оптоволокно в полотно (чертежи он сделал сам), закупил сырье, арендовал в Кирове пустующее помещение и начал изготавливать бетон, который назвал иллюмиконом. «Материал был, а спроса на него – нет», – вспоминает он. Выполнив несколько небольших заказов от клиентов, найденных благодаря выставке, Тимшин разошелся с инвесторами, отдав в уплату долга партию иллюмикона и катушки с оптоволокном на 1 млн рублей.

 

Летом 2014-го он нашел нового партнера среди своих друзей. Станислав Дюкин, уволившись с должности замдиректора по коммерческим вопросам фирмы «Железный век» (профнастил и металлочерепица), вложил в перезапуск производства 1,5 млн рублей. Часть средств пошла на аренду и ремонт старого цеха в Кирово-Чепецке. В апреле 2015 года партнеры учредили ООО «Иллюминарт». За первый год существования компания принесла всего лишь 100 000 рублей дохода. С нового года ее учредители занялись активным продвижением иллюмикона. Используя свои контакты в строительной сфере, Тимшин и Дюкин обзванивал дизайнеров и архитекторов и предлагал им оригинальный материал на условиях выплаты процентов за каждый реализованный заказ. За январь-март 2016 года компания заработала 350 000 рублей, за апрель-июнь – уже около 600 000 рублей.

 

Рывок вперед случился в середине лета. Тимшину удалось через знакомых выйти на редакторов программы «Квартирный вопрос» на НТВ. Он уверяет, что ни копейки за появление в эфире не платил. Но все работы компания провела за свой счет. Владельцы «Иллюминарта» выполняли заказ лично: заливали бетон, пилили его на прямоугольные панели, облицовывали ими камин и устанавливали внутрь подсветку. После выхода передачи в эфир на партнеров обрушился шквал звонков и писем с запросами. За июль они продали иллюмикона на 700 000 рублей, а за первую половину августа – на 3 млн рублей.

Для нас «Иллюминарт» сделала внутренний декор. Получилось замечательно, гости в восторге, — отзывается Неля Абдурахманова, управляющая казанским рестораном «База Winline».

Тимшин ждет поступления еще 7-8 млн рублей по подписанным договорам. С блеском в глазах он рассказывает о только что заключенном контракте на поставку светобетонных панелей для ресторана в Дубае. Маржинальность производства иллюмикона – 50%. По словам предпринимателя, «Иллюминарт» подписывает по два-три дилерских соглашения в день. У компании уже есть представители в Москве, Саратове, Казани, Иркутске, Череповце, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде.

 

Свои образцы светопроводящего бетона есть у НИУ МГСУ, НПЦ СМ «Атлант», технологической компании «Стройлаб» и «Ульяновского центра трансфера технологий». Но до промышленного производства дело пока не дошло. «Стройлаб» ввиду отсутствия денег ограничился созданием образцов светобетона. «Атлант» принимает заказы на бетон с оптоволокном, но активным продвижением не занимается – деятельность НПЦ настолько обширна, что изготовление аналога литракона занимает в ней незначительное место. По словам профессора МГСУ Андрея Пустовгара, он занимался разработкой светопроводящего бетона одновременно с Лосонши, но венгерский архитектор опередил его в 2001 году. Бетоном Пустовгара интересовались ГК «Мортон», ГК ПИК, АО «Оборонсервис». Но финансировать создание производства никто так и не захотел.

 

А в планах у Тимшина – самостоятельно разработать полный цикл производства теплоблоков, в которых оптическое волокно проходит сквозь сэндвич из двух бетонных пластов и слоя утеплителя. Пока специалисты «Иллюминарта» ломают голову над импортными образцами.

Конкуренции я не боюсь, –  уверяет предприниматель. – Даже пять производителей на Россию – это нестрашно, строительный рынок большой. А пока ее нет, я спокойно занимаюсь продвижением и популяризацией своего товара.