Ровно 18 лет назад, 17 августа 1998 года, Россия объявила дефолт. Это был «черный понедельник»: рубль в очередной раз обвалился, население мгновенно обеднело. Почти за два десятка лет государство смогло накопить достаточные резервы, чтобы забыть о 98-м как о страшном сне.
Зачем Россия финансирует экономику США
Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Ситуация поменялась настолько сильно, что к 2016 году Москва стала ключевым кредитором Вашингтона. Россия купила казначейские облигации Соединенных Штатов (US Treasuries) на 91 миллиард долларов.

 

В Банке России уверены, что катастрофа августа 1998 года не повторится. Гибкий валютный курс и низкий уровень госдолга позволяют экономике чувствовать себя более-менее уверенно. Кроме того, государство располагает значительными золотовалютными резервами — почти 400 миллиардов долларов.

 

С другой стороны, лишь часть из этих миллиардов сейчас помогает людям — Резервный фонд (38 миллиардов долларов, они входят в те самые 400 миллиардов) тратится на пополнение бюджета, а оттуда деньги идут в кошельки работников госсектора. Что, впрочем, может скоро прекратиться.

 

По словам первого замминистра финансов Татьяны Нестеренко, стабильность российской экономики обеспечивается только за счет Резервного фонда. К концу 2017 года он истощится, и правительство не сможет перечислять бюджетникам заработную плату.

 

Между тем 91 миллиард долларов (почти четверть всех российских резервов) вложен в американскую экономику.

 

Посылка в Вашингтон

 

Россия продолжает переживать вялотекущий экономический кризис. Правительство планирует существенное сокращение расходов ради балансировки бюджета. Это необходимо, чтобы не растратить накопленные за последние полтора десятилетия резервы.

 

Согласно прогнозам Минфина, Резервный фонд (он, напомним, — часть золотовалютных запасов государства) может быть потрачен уже в текущем году, самое позднее — в 2017-м.

 

Банк России планирует, напротив, наращивать объем запасов — от нынешних 400 миллиардов до 500 миллиардов.

 

В теории все эти средства должны работать и приносить доход. Некоторые эксперты и представители политической элиты считают, что в кризисной ситуации резервы нужно пустить на поддержку отечественной экономики. Ведь они создавались на черный день — вот он и наступил. Такую точку зрения, в частности, активно пропагандирует советник президента Сергей Глазьев.

 

Он неоднократно повторял, что формирование Стабфонда (и, соответственно, его нынешних наследников — Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, или ФНБ), в котором содержится часть государственных резервов, — ошибка правительства. По мнению Глазьева, избыточные средства нужно было собрать в особом фонде развития, который бы занимался инвестициями в экономику. В первую очередь — в развитие инфраструктуры.

 

Сейчас говорить об этом уже бесполезно, поскольку и президент, и правительство отказались следовать рекомендациям Глазьева. Почему? Потому что деньги из фонда развития могут разворовать или потратить неэффективно, параллельно еще и разогнав инфляцию (а борьба с инфляцией — абсолютный приоритет политики правительства и ЦБ).

 

И теперь резервы размещаются в зарубежных активах.

Читать далее