В российском правительстве обсуждают введение прогрессивной шкалы подоходного налога (НДФЛ), при которой граждане с высокими доходами отчисляли бы с зарплат больше сегодняшних 13%. Стоит ли вводить такую систему и к чему это может привести?
«Наивные платят за хитрых»
Fotolia/sripfoto
 

Куда податься Депардье

 

3 января 2013 года президент России Владимир Путин подписал указ о предоставлении российского гражданства знаменитому французскому актеру Жерару Депардье. Причина, почему французский актер променял Эйфелеву башню и фуа-гра на бескрайние русские поля и «Столичную», была банальна: на родине Депардье как раз собирались повысить подоходный налог для миллионеров до 75%, и французская знаменитость попросту не захотела платить такие деньги. Такой налог на роскошь во Франции не прижился, но нескольких богачей страна потеряла на одних обещаниях.

 

Теперь тучи над Депардье, видимо, сгустились и в России. Правда, каким хотят сделать налог для «богатых» у нас в стране, пока неясно. В качестве одного из вариантов называется ставка в размере 20% для богатых россиян, однако единого понимания относительно системы прогрессивного налогообложения в правительстве пока не достигли. Причем если прогрессивная шкала НДФЛ и будет введена, то только к 2020 году — до этого реализовать замысел будет сложно из-за выборов. Правда, до сих пор о прогрессивном подоходном налоге в основном заботились депутаты, в разные годы предлагавшие множество подобных законопроектов, но всегда безуспешно — именно из-за позиции правительства.

 

Банки.ру спросил у экспертов, нужно ли вводить прогрессивный подоходный налог у нас в стране и в каком виде такая система может быть реализована.

 

«В развитом мире практически везде применяется прогрессивный налог»

 

Людмила Дуканич, профессор кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления (ВШКУ) РАНХиГС:

 

— Не должно быть вопроса, пора или не пора вводить прогрессивную шкалу НДФЛ. Переход к пропорциональной системе налогообложения, которая действует в России до сих пор, был когда-то временной мерой, связанной с необходимостью вывода зарплат из тени. Эта задача была частично решена. В развитом мире практически везде применяется прогрессивный налог. Так и мы перейдем к этой системе, это мировая практика, соответствующая принципу справедливости и равенства налогообложения для всех социальных групп. Сейчас в органах, занимающихся разработкой системы прогрессивного налога, говорят о введении ставки НДФЛ в 20% для богатых слоев населения, и то только к 2020 году, — это небольшое увеличение, и оно не приведет к сокрытию доходов. Хотя, конечно, русская ментальность такова, что прогнозы могут и не оправдаться.

 

Но если вводить прогрессивный налог, то возникает другая проблема. Его применение усложняет администрирование взимания налогов — с точки зрения контроля со стороны соответствующих ведомств, но еще и со стороны налогоплательщика. Если вы работаете в нескольких местах и везде получаете доход, возникает проблема декларирования. В сумме ваш доход может «выскочить» на более высокую ставку, и это придется контролировать налоговой службе. А любое усложнение ведет к дополнительным затратам.

 

«От повышения зарплатных налогов пострадает в первую очередь малый и средний бизнес»

 

Олег Филиппов, руководитель MBA и бизнес-образования Института отраслевого менеджмента РАНХиГС, директор Московской школы бизнеса и финансов:

 

— В настоящий сложный экономический момент не следует повышать налоги на частный бизнес, особенно ставки по НДФЛ. История современной России свидетельствует о том, что фраза «богатые платят за бедных» в России видоизменяется на «наивные платят за хитрых». НДФЛ и страховые взносы не следует повышать категорически, ведь это приведет к повышению себестоимости российских производителей, снижению конкурентоспособности продукции и дальнейшему выведению заработных плат в тень.

 

Также следует заметить, что за последние пять лет для малого бизнеса, работающего на упрощенной системе налогообложения, страховые взносы повысили с 14% до 30%, а НДФЛ по дивидендам — с 9% до 13%, что оказалось очень существенно. В случае дальнейшего повышения НДФЛ и страховых взносов от повышения зарплатных налогов пострадает в первую очередь малый и средний бизнес.

 

«Стоит вообще разобраться, что значит «богатый»

 

Екатерина Лисицына, профессор, доктор экономических наук, руководитель программы «MBA Финансовый менеджмент» бизнес-школы «МИРБИС»:

 

— Прежде чем говорить о том, надо ли вводить прогрессивную шкалу НДФЛ для более богатых, стоит вообще разобраться, что значит «богатый». Если мы говорим о тех, кто получает около одного-двух миллионов рублей в год, то, на мой взгляд, это средний класс. И, я считаю, подводить их под больший размер налогов нецелесообразно. Кроме того, если ввести прогрессивную шкалу подоходного налога для этой группы населения, может случиться так, что денежные потоки будут уходить в серые схемы, чего совершенно невозможно допустить в нынешнее время. Есть еще понятие «роскошь» — это те, кто зарабатывает значительно больше миллиона в месяц. И вот здесь уже можно говорить о повышении ставки.

 

На мой взгляд, если говорить о состоянии бюджета страны сегодня, в первую очередь стоит разобраться в рациональности распределения бюджетных средств. И пока нет четкого понимания этих процессов, сложно сказать, будет ли эффективным увеличение долговой нагрузки россиян при введении прогрессивной шкалы НДФЛ.

 

«Между моментом принятия закона и реальным введением прогрессивной шкалы должно пройти не менее 13 лет»

 

Виктор Майданюк, генеральный директора Института фондового рынка и управления (ИФРУ):

 

— Переход, а точнее, возвращение к прогрессивной шкале в нашей стране в перспективе необходимо, поскольку именно такая шкала способствует установлению социального мира в обществе. Однако введение прогрессивной шкалы должно предусматривать выполнение как минимум четырех условий. Шкала, по крайней мере в первые годы ее применения, должна быть более «мягкой», чем в развитых странах. В условиях глобального рынка труда она не должна подталкивать к отъезду из страны высококвалифицированных специалистов и менеджеров, которые у нас сегодня в большом дефиците. Кроме того, между моментом принятия закона и реальным введением прогрессивной шкалы должно пройти не менее 1—3 лет, чтобы граждане могли спланировать свои денежные потоки. Опять же надо понимать, что увеличение налоговой нагрузки на людей со средними доходами, особенно в условиях кризиса, сократит потребительский спрос. Также для определенных групп населения необходимо будет проработать налоговые льготы. Например, для граждан, которые брали ипотечные кредиты до принятия решения о прогрессивной шкале. Дополнительная, заранее не запланированная налоговая нагрузка может увеличить риски дефолта по кредитам или существенно ухудшить качество жизни.

 

Наконец, необходимо пересмотреть механизмы перераспределения собранных подоходных налогов между регионами. Сегодня подоходный налог поступает в местные бюджеты. Введение прогрессивной шкалы поможет регионам с богатым населением и не окажет позитивного влияния на депрессивные регионы.

 

«Прогрессивная шкала НДФЛ уничтожит средний класс»

 

Анна Кокорева, заместитель директора аналитического департамента «Альпари»:

 

— Вероятно, идея ввести прогрессивную шкалу НДФЛ возникла в связи с дефицитом бюджета, но вряд ли дополнительные сборы с населения улучшат ситуацию с бюджетными доходами. А вот негативных последствий от этого будет больше.

 

Во-первых, это социальные риски. Вряд ли подобная идея найдет широкий отклик в обществе. Сейчас идею «раскулачивания богатых» поддерживают в первую очередь граждане в состоянии крайней бедности, так как считают, что те, у кого есть деньги, наживаются на них, потому и богаты. Это обывательская точка зрения. Люди думают, что будут раскулачивать олигархов, а на деле они сами начнут платить больше, как только их заработок увеличится на копейку. Вряд ли гражданам понравится, что с них будут взимать больше налогов, а значит, будут недовольны текущим правительством. Даже если их будет меньшинство, 20% или менее, это уже риски.

 

Во-вторых, это приведет к тому, что зарплаты уйдут в тень. Граждане будут искать способ скрыть свои доходы. Плоская шкала, наоборот, стимулирует общество к более высокому заработку.

 

В-третьих, это увеличит разрыв между бедными и богатыми, то есть уничтожит средний класс, который только-только начал появляться в России. В теории прогрессивная шкала, когда богатые платят больше, приводит к сокращению разрыва между богатыми и бедными, но эта теория не работает в России, где общество делится на крайне бедных, бедных и олигархов. Очень богатые люди останутся богатыми, а вот на тех, кто только начал приближаться к высокому уровню заработка, прогрессивная шкала повлияет негативно.

 

В результате доходы населения упадут в связи с возросшими налоговыми отчислениями, а значит, уменьшатся покупательная способность и внутренний спрос. Соответственно, прогрессивная шкала НДФЛ нанесет ущерб экономике. В условиях кризиса это необдуманный шаг.

 

«Прогрессивный налог вредная утопия»

 

Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие Брокер»:

 

— Поступления в бюджет нелинейно зависят от налоговой ставки. Эта зависимость имеет название «кривая Лаффера». Она имеет максимум примерно в районе 0,3—0,45 по совокупной налоговой нагрузке. Попытки увеличить налог приводят к тому, что сборы падают. Кто-то начинает уклоняться, кто-то просто сворачивает бизнес или меняет юрисдикцию (привет нам от Депардье!).

 

С экономической точки зрения прогрессивный налог — вредная утопия. Эта идея нравится популистам, но вредна для бюджета.

 

«В настоящее время считаем несвоевременным принимать решение об изменении ставок по НДФЛ»

 

Пресс-служба Министерства экономического развития РФ:

 

— Министерство подобную дискуссию не ведет. Озвученные предложения в Минэкономразвития не поступали. В настоящее время считаем несвоевременным принимать решение об изменении ставок по НДФЛ с 2019 года, так как в соответствии с посланием президента РФ Федеральному собранию от 4 декабря 2014 года для недопущения ухудшения положения налогоплательщиков необходимо обеспечить в период с 2015 по 2018 год включительно неизменность условий налогообложения, установленных до 1 января 2015 года законодательством о налогах и сборах. В ходе послания президента Федеральному собранию от 3 декабря 2015 года мораторий на изменение налоговых условий (в части ухудшения положения налогоплательщиков) был подтвержден.

 

Эмма ТЕРЧЕНКО, Banki.ru