В начале нулевых одной из самых обсуждаемых тем, связанных с авиаперевозками, были лоукостеры, вернее, их отсутствие в России – все удивлялись их впечатляюще низким ценам на Западе и задавались вопросом, когда же они появятся у нас.
Как лоукостеры меняют рынок, и почему зря ненавидят «Победу»
Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Сейчас, когда российский лоукостер наконец существует, это по-прежнему горячая тема, но в основном в негативном контексте – жесткие правила «Победы» регулярно приводят к громким конфликтам с пассажирами. Генеральный директор компании OneTwoTrip Михаил Соколов подробно разбирает, как модель лоукостеров приживалась в России и почему в будущем она станет определяющей для всего рынка, несмотря на имиджевые издержки.

 

Как это работает

 

Сначала нужно уяснить важную вещь – low cost в названии авиакомпаний означает «низкие издержки», а не «низкие цены». Цены – лишь следствие оптимизации операционных и капитальных затрат. Поэтому при определенных условиях у лоукостера цена билета может быть абсолютно сопоставимой с авиакомпанией, работающей по стандартной модели. Рациональность же трат прослеживается во всем – от расходов на персонал до продажи самолетов лишь чуть ниже стоимости покупки, так как изначальная покупка или лизинг происходят с большой скидкой.

 

В основе экономики лоукостера лежит эффективная эксплуатация воздушных судов. Чем больше рейсов выполняется на одном самолете с минимальным простоем на земле, тем выгоднее. Несмотря на серьезный дисконт базовых тарифов по сравнению с традиционными авиаперевозчиками, лоукостеры зарабатывают за счет большого трафика пассажиров и высокой заполняемости самолетов: коэффициент занятости кресел доходит до 90–94%. У «старших братьев» этот показатель в среднем составляет не более 70–80%. При этом ради соблюдения плотного графика бюджетные перевозчики делают все, чтобы выполнять рейсы строго по расписанию. У хорошо оптимизированных дискаунтеров более 95% рейсов отправляются вовремя или максимум с 10–15-минутной задержкой. Например, у испанского Vueling восемь рейсов в день по маршруту Барселона – Севилья и столько же обратно. Причем борт, совершивший посадку в Севилье в 8:35, в 9:10 уже отправляется обратно в Барселону.

 

Парк лоукостера состоит из новых самолетов, по возможности одной модели и с салоном только экономического класса. На деле это выглядит так: новые машины берутся с завода и эксплуатируются 7–8 лет до необходимости первого капитального ремонта, после чего они перепродаются или сдаются в лизинг. Новые самолеты дешевле в техническом обслуживании и почти не требуют серьезного ремонта, что снижает их простой. Кроме того, у них более экономичный расход топлива – такие расходы могут составлять до 30% всех затрат любой авиакомпании. А эксплуатация одного типа судов обеспечивает бюджетным перевозчикам экономию на запчастях и полную взаимозаменяемость персонала. Например, у Ryanair более 350 Boeing 737, средний возраст которых 6,6 года. Для сравнения: у «Аэрофлота» 170 судов шести моделей со средним возрастом 4,3 года, а у Lufthansa – больше 260 самолетов тринадцати моделей средним возрастом чуть более 11 лет.

Читать далее