На встрече в Баку обсудили не только региональные проблемы, но и борьбу с терроризмом в Сирии.
Уровень Каспия поднялся до мирового
Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Вчера президент РФ Владимир Путин, лидер Азербайджана Ильхам Алиев и лидер Ирана Хасан Роухани впервые провели в Баку переговоры в трехстороннем формате. За тем, как лидеры трех прикаспийских стран договаривались укреплять взаимодействие по всем фронтам — от энергетического до антитеррористического,— следил специальный корреспондент "Ъ" ИВАН САФРОНОВ.

 

Перед вылетом в столицу Азербайджана Владимир Путин провел заседание Совета безопасности РФ, на котором обсудил с его постоянными членами повестку предстоящих встреч. Прибыв в Баку, Владимир Путин увиделся сначала с Ильхамом Алиевым, а потом — с Хасаном Роухани. Последние провели между собой двусторонние переговоры накануне — и для проведения полноценной "трехсторонки" не хватало только российского президента. Правда, встреча глав Азербайджана, Ирана и России началась с опозданием: господа Путин и Роухани вместо отведенного изначально часа общались в закрытом режиме практически два.

 

Владимир Путин начал с того, что отношения России и Азербайджана "приобрели характер стратегического партнерства": почти 600 российских компаний работает в стране, а размер прямых инвестиций достигает $1,4 млрд. "У нас есть перспективные хорошие проекты, причем не только в энергетике, что само собой разумеется, но и в других отраслях: в машиностроении, в высоких технологиях. Считаю это чрезвычайно важным. У нас продолжается сотрудничество на Каспии, в том числе и военное сотрудничество",— добавил президент РФ, поблагодарив господина Алиева за организацию встречи в трехстороннем формате.

 

Переговоры были крайне насыщенными в обоих случаях, говорит источник "Ъ" в российской делегации: обсуждалось торгово-экономическое и военно-техническое сотрудничество, инфраструктурные и энергетические проекты, вопрос о статусе Каспийского моря, а также проблемы региональной безопасности и противодействия терроризму. Последний вопрос был самым острым, говорит он: Азербайджан традиционно апеллировал к проблеме Нагорного Карабаха. Причем формулировки были достаточно резкими: министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил, что урегулирование нагорно-карабахского конфликта является залогом нормальной и полноценной работы транспортного коридора "Север—Юг". Он напомнил, что в декларации, подписанной по итогам трехсторонней встречи в Баку, отмечается: затянувшиеся конфликты препятствуют реализации таких проектов. Создание коридора "Север—Юг" предполагает строительство линии "Решт—Астара" протяженностью 170 км. Целью проекта является соединение сухопутных участков, что позволит повысить экономическую эффективность транскаспийского мультимодального маршрута. Общий объем инвестиций эксперты оценивают в $400 млн.

Это действительно проблема (Нагорный Карабах.— "Ъ"), которая всем нам досталась из нашего еще советского прошлого,— заявил вчера Владимир Путин.— Знаю, насколько это острый вопрос для Азербайджана и Армении. Мы будем стремиться к одному: чтобы Армения и Азербайджан нашли такое решение, которое является компромиссным, но приемлемым для обеих сторон, чтобы здесь не было победителей, чтобы победителями были народы двух стран. Чтобы оба государства чувствовали, что они решили эту сложную задачу в интересах сегодняшнего дня и будущих поколений.

Как пояснил источник "Ъ" в делегации, формулировка российского лидера была максимально осторожной: любое неаккуратно сказанное слово могло осложнить переговоры с президентом Армении Сержем Саргсяном, которые должны состояться завтра.

 

Иран же в большей степени волновала ситуация в ближневосточном регионе, особенно в Сирии. В декларации, подписанной господами Путиным, Алиевым и Роухани, говорится, что Россия, Азербайджан и Иран договорились обмениваться информацией о ситуации с терроризмом, а также совместно вырабатывать меры противодействия террору. По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, стороны обсудили сирийский кризис, ход реализации режима прекращения огня и программы гуманитарного содействия Сирии.

Основное внимание участников встречи было сосредоточено на выполнении резолюций СБ ООН, включая борьбу с ИГ ("Исламское государство") и "Джебхат ан-Нусрой" (обе группировки запрещены в РФ.— "Ъ"),— подчеркнул он.

Как заявил вчера "Ъ" по итогам переговоров вице-премьер Дмитрий Рогозин, ситуация в Сирии и вопросы военно-технического сотрудничества затрагивались в контексте обеспечения общей безопасности в регионе: с Тегераном Москва должна решить вопросы по выработке механизма оплаты за поставки промышленной продукции (например, им были переданы два дивизиона систем ПВО С-300ПМУ-2, а за оставшиеся два средства пока перечислены не были). С Баку же, по данным источников "Ъ" в сфере военно-технического сотрудничества, у Москвы недавно произошло недопонимание в плане поставок бронетранспортеров БТР-82А — якобы одна из переданных заказчику партий не соответствовала заявленным требованиям. Но этот вопрос сторонам удалось решить: изделия были перепроверены, а Азербайджан в качестве компенсации получил бесплатно партию боеприпасов. В перспективе, по данным вице-премьера, Азербайджан может стать стартовым заказчиком самолетов МС-21, а после — приобрести некоторое количество транспортных самолетов Ан-124 "Руслан" и даже создать свой самолетосборочный завод.